РБК Pro —  
это сервис для предпринимателей, руководителей и специалистов, которые хотят меняться и менять бизнес
Материал раздела Основной

Будут ли признаны санкции форс-мажором и как это отразится на бизнесе

Анастасия Звонарева («Актион LegalTech») делится аналитикой о масштабах форс-мажора в текущей ситуации и мнением экспертов о том, как повлияют на бизнес решения правительства РФ

Ситуации, подобной нынешней, еще не было в новейшей истории России. Да и в мире не было. Одни компании технически не могут платить по кредитам, другие временно приостанавливают деятельность, третьи в режиме 24/7 пытаются нарастить объемы производства. Нарушена логистика, поставщики поставили буквально все на паузу. Форс-мажор подобного масштаба требует суперусилий.

Компании хотят сохранить бизнес

51% опрошенных бизнесменов (опрос проводился с 14 по 20 марта изданиями ГУ «Актион») говорят о том, что западные санкции коснулись их бизнеса, 17,6% — коснулись очень серьезно. Тем не менее готовых все бросить «до выяснения обстоятельств» не больше 3%.

«Поддержка бизнеса», «сохранить бизнес» и «бизнес с Китаем» — самые популярные запросы начиная с 24 февраля, по данным профессиональных медиаресурсов для бизнеса.

Готовых решений нет, но отдельные кейсы отработаны

В 2014 году США и союзники ввели санкции в отношении всего и всех на Крымском полуострове. Западным компаниям запретили продавать в Крым программное обеспечение и оборудование, другие товары, запретили импорт и инвестиции. Заблокировали пользователей GitHub и Slack. Visa и MasterCard отключили крымские банки.

Экономических успехов исход не принес никому. Было много громких запретов, технических ограничений и несколько громких историй.

Например, то самое дело о турбинах. В разгар скандала в 2017 году министр промышленности и торговли Денис Мантуров сообщил, что крымские ТЭС оснастят российскими турбинами «с использованием элементов зарубежного производства». В интервью ТАСС тогда он пояснил, что Россия обеспечила максимальную юридическую корректность при использовании технологий Siemens. У самой Siemens оставались сомнения, и дело разрешали в суде. Представители компании-ответчика в суде сочли, что Siemens требует исполнения санкций иностранных государств на территории РФ, что незаконно. «Мы обязаны соблюдать нормы права, а не санкционную политику других государств», — было заявлено в ходе судебного заседания. Суд оставил турбины в России — пожалуй, это прецедент.

Комментарий эксперта

Владислав Понкратов, руководитель по развитию системы учета судебных дел XSUD:

«Мы ожидаем, что после введения санкций нагрузка на каждого юриста в компании возрастет в среднем на 30%. К примеру, если одному юристу крупной компании в год поручали 250 судебных дел, то этого же количества следует ожидать только во втором полугодии 2022-го.

Рост входящих и исходящих исков уже есть, но пока цифры не критичные. В дальнейшем исков неизбежно станет существенно больше. Одни компании сейчас пишут претензии контрагентам из-за сорванных поставок и неоказания услуг, другие оказались в ситуации, когда технически не могут что-то поставить или оказать услугу. Искать виновных и назначать компенсации будет суд».

Государство ищет направления движения

Законодатель, правительство и высокие судебные инстанции ищут решения, которые смогут оставить действующие экономические и правовые конструкции на плаву. Среди значимых ожиданий бизнеса — решения по форс-мажору, мораторий на банкротство и параллельный импорт.

Форс-мажор