РБК Pro —  
это сервис для предпринимателей, руководителей и специалистов, которые хотят меняться и менять бизнес
Материал раздела Инвестиции
Опубликовано 15.04.2022, 10:49

Почему инвесторы верят в экономику Мексики, несмотря на все ее проблемы

Мексика в теории имеет все шансы стать самой преуспевающей страной в Латинской Америке. Но на практике ее показатели удручают. The Economist разбирался, как привлекательность работы в серой зоне для бизнеса и другие факторы не дают экономике страны расти
Фото: Manuel Velasquez / Getty Images
Фото: Manuel Velasquez / Getty Images

У Рамона успешный бизнес в Мехико — он занимается изготовлением пластика для блистерной упаковки. Когда пандемия обрушила спрос, предприниматель быстро реорганизовал производство и начал выпускать пластиковые защитные маски. Несмотря на развитую смекалку, Рамон (это не настоящее имя) не хочет расширять свой бизнес. На его фабрике нет ни вывески, ни витрины с рекламой его продукции. «Я не хочу расширяться, потому что это мне только навредит», — говорит он. По его словам, налоговые ставки не только вырастут с 2% от прибыли до 30%, но и привлекут внимание как профсоюзов, так и организованных преступных группировок, которые начнут требовать от него выплаты derecho de piso — процента от прибыли.

На примере истории Рамона легко объяснить то, что при других обстоятельствах вызывает недоумение: почему мексиканская экономика растет так медленно. Учитывая ее возможности, Мексика должна быть локомотивом роста для Латинской Америки. Она имеет протяженную сухопутную границу с Соединенными Штатами и входит в зону свободной торговли, что позволяет мексиканской промышленности интегрироваться в североамериканские цепочки поставок. Благодаря сдержанной фискальной политике ей удалось избежать высокой инфляции и долгов, от которых страдают такие южноамериканские страны, как Аргентина и Бразилия. Но несмотря на это, за четверть века до пандемии Мексика добилась среднегодового роста ВВП на одного человека по отношению к покупательной способности всего на 2,8%. Это немного лучше, чем в Бразилии, хуже, чем в Аргентине, и намного меньше, чем у таких стран, как Чили и Панама.