РБК Pro —  
это сервис для предпринимателей, руководителей и специалистов, которые хотят меняться и менять бизнес
Материал раздела Основной

Остаемся зимовать: что происходит с партнерами мировых юридических фирм

Международный бизнес в РФ сейчас в коме, но и в таком состоянии он нуждается в юридическом сопровождении. Как осуществляется эта работа в условиях, когда почти все мировые юридические фирмы заняты «разводами» со своими российскими офисами, выяснил РБК Pro
Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock

В последние недели практически все международные юридические фирмы, имеющие офисы в России, заявили о своем уходе из страны. Решения об этом опубликованы на сайтах «больших» фирм, подтверждают «развод» и опрошенные РБК Pro российские партнеры этих фирм, которые сейчас срочно придумывают новые бренды для самостоятельной работы.

Однако при детальном анализе ситуации становится понятно, что зачастую этот «развод» ребрендингом и ограничивается, так как терять доходы от российских практик, как и возможность вернуться в РФ после изменения политической ситуации, никто не хочет.

Несмотря на стихийность объявлений об уходе с российского рынка, каждое из этих объявлений на деле является четко просчитанным. Особенность юридического бизнеса в том, что российские офисы редко являются филиалами или «дочками» иностранных фирм (хотя и такое встречается): обычно это юрлица (АО, ООО, адвокатские бюро или коллегии), основанные российскими же партнерами и оформившие взаимодействие с «большим братом» через партнерское соглашение или иной правовой акт. Поэтому и объявленный уход у так называемых ильфов (от ILF, International Legal Firm. — РБК Pro) сводится к расторжению с российским офисом лицензионного соглашения об использовании бренда, тогда как партнерские связи между самими юристами остаются.

«Вы же понимаете, каждый должен соблюсти ритуальный танец определенный, — охарактеризовал поведение коллег представитель одной из международных фирм, пожелавший сохранить инкогнито. — Никто не хочет терять рынок, все соблюдают политес, если будет возможность работать, зарабатывать, значит, будут. Пока ничего не понятно, но когда закончится то, что нельзя называть, тогда будет понятно, и возможно, всем можно будет быстро вернуть старую вывеску, каждый сохраняет для себя такую возможность».

Как это было раньше

Типичный офис международной юрфирмы в России обычно насчитывал от пяти-шести до нескольких десятков юристов-россиян высочайшего уровня квалификации. Как правило, ключевые юристы этих офисов имеют два-три высших образования, в том числе в ведущих вузах США, Великобритании или ЕС, в совершенстве говорят по-английски и знают один-два других иностранных языка. Они имеют ряд конкурентных преимуществ перед коллегами из российских компаний, главное из которых — доступ к ресурсам своей фирмы, со своей стороны, «большой» бренд дает гарантию высоких стандартов предоставляемых офисом юридических услуг.

Обеспечивается соблюдение этих стандартов, как правило, внутрикорпоративными нормативными актами (если офис являет собой «дочку» или филиал «большой» фирмы) либо партнерским соглашением и лицензионным договором (если российское юрлицо принадлежит российским партнерам фирмы). Это обусловливает высокую стоимость таких услуг — в разы выше, чем у среднестатистического рульфа (от RuLF, Russian Legal Firm. — РБК Pro), потому что по партнерскому и лицензионному соглашениям российские партнеры имеют (и то, далеко не всегда) свою маленькую долю в прибылях «большой» фирмы, но при этом должны отчислять в «казну» значительную часть доходов своего офиса.