Алексей Халимон

Как детям приходится расплачиваться по долгам родителей-предпринимателей

Право Кейсы Халимон и партнеры
До недавнего времени наследники и дети контролирующих лиц не привлекались к ответственности за доведение компании до банкротства. Однако в 2019 году Верховный суд (ВС) вынес прецедентные решения. Они сильно повлияли на судебную практику в этих вопросах
Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock

Последние несколько лет в число животрепещущих юридических тем для предпринимателей входит вопрос субсидиарной ответственности контролирующих лиц — ответственность собственников и топ-менеджеров за долги компании-банкрота.

Статистика Федресурса показывает усиленный рост количества судебных споров о привлечении к субсидиарной ответственности в делах о банкротстве. По итогам первого квартала 2020 года количество заявлений о привлечении контролирующих лиц компаний-банкротов к субсидиарной ответственности увеличилось на 49,6% по сравнению с тем же периодом 2019 года (до 1565 с 1046), а количество решений судов о привлечении к ответственности — на 4,3% (до 608 с 583).

Привлечение к субсидиарной ответственности собственников и руководителей компаний становится обычной практикой. Его инициируют как арбитражные управляющие, так и кредиторы. Сама же процедура существенно упрощается как в части доказывания вины, так и в части наложения обеспечительных мер в виде ареста имущества.

К субсидиарной ответственности пытаются привлечь «веерно» практически всех, кто хоть как-то связан с бизнесом банкрота: менеджмент, скрытых бенефициаров, даже бухгалтеров, штатных юристов и внешних консультантов привлекают едва ли не автоматически.

Однако в 2019 году институт субсидиарной ответственности расширил свои горизонты. Суды разрешили привлекать к субсидиарной ответственности детей и наследников руководителей компаний-должников.