РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно
РБК Pro
— сервис для вашего бизнеса. Зарегистрируйтесь и получите доступ ко всем материалам. Первые 30 дней бесплатно.

Под ударом не только гендиректор: кто ответит за ошибочные решения

Право Статьи Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры
Во время пандемии многим компаниям пришлось перейти на «ручное управление» бизнесом, но не все меры по спасению оказались эффективными. Кому придется отвечать за кардинальные решения, рассказала Вера Рихтерман из «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

В период пандемии многие компании создавали оперативные штабы, а также привлекали отраслевых консультантов для решения тех или иных вопросов, связанных с текущей деятельностью. К сожалению, никто из принимавших решения в кризисный период не застрахован от привлечения к ответственности.

«Под прицелом» находятся не только гендиректора, члены совета директоров и других коллегиальных органов управления, но и заместители руководителя, сотрудники, в зону ответственности которых входило принятие решения, приведшего к возникновению убытков, внешние юристы и даже члены семей руководителей и их наследники. В зоне риска — и контрагенты потенциальных должников, которые заключали с ними сделки на выгодных для себя и невыгодных для них условиях.

За последние годы количество заявлений о привлечении органов управления к ответственности заметно выросло. Это применимо как для дел о привлечении к субсидиарной ответственности, так и для дел о взыскании убытков с руководителя действующего предприятия. Фактически привлечение органов управления к субсидиарной ответственности стало самым действенным и практически единственно возможным способом получить деньги при банкротстве (обычно кредиторы в рамках процедуры банкротства получают примерно 5% от заявленных требований).

В 2017 году средний размер удовлетворенных требований кредиторов составил 6,6%, в 2018-м — 5,2%, в 2019-м — 4,7%. Параллельно с этим росло количество заявлений о субсидиарной ответственности: за 2017 год было подано 3652 заявления, за 2018-й — 5107, за 2019-й — 6103 (без учета заявлений в рамках дел о банкротстве кредитных организаций). При этом уже в первом квартале 2020 года рост по сравнению с аналогичным периодом 2019 года составил 49,6%. Также растет количество заявлений о взыскании убытков с контролирующих лиц в рамках банкротства: в 2017 году арбитражные суды рассмотрели 531 заявление, в 2018-м — 685, а в 2019-м — 777. Исходя из статистики, удовлетворяется практически каждое второе заявление об убытках.

Защита бизнес-решений