РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно
Павел Озеров

Какие пункты договора стоит пристально изучить при покупке полиса D&O

Финансы и бухгалтерия Инструкции Mains Group
Ежегодно в РФ оформляется около 1 тыс. полисов страхования ответственности директоров (D&O). По данным нашего опроса страховщиков, их покупают примерно 1–2% компаний. От чего защищают такие полисы и на какие пункты договора надо обратить особое внимание?

Сегодня полисы D&O предлагают топ-20 страховщиков, тогда как еще пять-семь лет назад их оформляли всего две-три страховые компании.

Информация о выплатах по D&O разглашается редко. Согласно статистике Банка России, за первое полугодие 2019 года сборы по страхованию финансовых рисков, где учитываются в том числе договоры по D&O среди юридических лиц (без учета страхования рисков кредиторов), составили 2,8 млрд руб., выплаты — 1,3 млрд руб. (сборы за 2018 год — 11,6 млрд руб., выплаты — 1 млрд руб.). Страховые суммы по D&O, как правило, составляют от 640 тыс. до 6,4 млн руб.

У директоров есть три причины искать дополнительную защиту в полисах D&O.

Во-первых, за два года увеличилось количество исков акционеров к бывшим руководителям компаний, Агентства по страхованию вкладов (АСВ) и временных администраций — к акционерам и директорам обанкротившихся компаний.

Во-вторых, участились случаи массовых слияний и поглощений компаний. Так, по данным KPMG, в 2018 году количество сделок слияний и поглощений (M&A), включая заявленные, но незавершенные, выросло на 18% (до 652) по сравнению с 2017 годом.

В-третьих, суды все чаще привлекают руководителей и контролирующих лиц компаний к субсидиарной ответственности. В 2018 году суды, по данным «Интерфакса», удовлетворили 1631 заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, и это 32% от общего количества заявлений. Всего к ответственности привлечено 2125 человек, с них взыскали 330,3 млрд руб. Это больше, чем когда-либо. В 2019 году исторический максимум может быть обновлен сразу по всем трем показателям.

«Если раньше было крайне сложно привлечь контролирующее лицо к субсидиарной ответственности, то теперь наоборот: титанических усилий стоит защита ответчиков. Мы ожидаем формирования судебной практики по признанию в качестве контролирующих лиц ключевых сотрудников — финансовых директоров и прочих топ-менеджеров», — отмечают юристы компании Saveliev, Batanov & Partners.