РБК Pro —  
это сервис для предпринимателей, руководителей и специалистов, которые хотят меняться и менять бизнес
Материал раздела Основной

Как пять лет продэмбарго изменили рынок недвижимости

Недвижимость Ретейл Продуктовый ретейл Статьи РБК
Информация могла устареть. Дата публикации: 29.08.2019
Посмотрите более актуальные материалы:
Что мешает цифровизации сельского хозяйства в России. Отвечает PepsiCo Почему компании всего мира вынуждены повышать цены на еду Как индийский b2b-стартап зарабатывает на хаосе в сфере ретейла
Запрет на импорт многих продуктов питания (мяса, молока, морепродуктов) из ЕС, США и еще нескольких стран действует уже пять лет. «РБК Недвижимость» рассказывает, как продовольственное эмбарго изменило рынок торговой и жилой недвижимости
Фото: Антон Новодережкин / ТАСС
Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Гипермаркеты уходят быстрее

Продуктовое эмбарго усилило тенденции, которые уже успели сложиться в современном российском ретейле, уверен руководитель департамента исследований и аналитики по Восточной Европе Cushman & Wakefield Денис Соколов. Например, формат гипермаркета во всем мире теряет привлекательность и уступает место магазинам у дома и точкам общественного питания. Продовольственное эмбарго заметно ускорило этот процесс в России.

«Импортные продукты по обороту занимали около 10–15% всей выручки ретейлеров, но они давали не менее 40–45% ассортимента. Именно поэтому после введения эмбарго количество продаваемых продуктов не сильно упало, но резко сократился ассортимент. Современный гипермаркет — это примерно 30–40 тыс. разных единиц товаров, супермаркет — около 10–20 тыс. Гипермаркетам стало нечем наполнять полки, как формат они потеряли смысл и превратились в супермаркеты. Супермаркеты превратились в дискаунтеры, все форматы сделали шаг назад», — рассуждает Соколов.

Гастромаркетов и магазинов здорового питания становится больше

С введением эмбарго зарубежные конкуренты сельскохозяйственных производителей ушли с рынка, а господдержка усилилась. За счет этого выросло производство: например, в январе—ноябре 2015 года рост составил 2,9%, хотя ВВП за тот же период снизился на 3,8%.