Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 90₽ 30₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
PRO Все новости
Война клиента и ретейлера: кто порождает потребительский терроризм Маркетинг, 17:56 Создаем совет директоров: четыре рекомендации среднему бизнесу Менеджмент, 16:47 Как разжечь и поддерживать интерес сотрудников к работе HR, 16:02 Понять и привлечь: HR-вопросы в строительстве Строительство, 15:09 Есть ли проблема гендерного неравенства в российских компаниях HR, 14:06 Лекарство от стагнации: обзор фармрынка от рейтингового агентства НКР Медицина, 13:10 Как онлайн-ретейлеру организовать ИТ-процессы IT, 12:05 Продажа радости: как работает экономика впечатлений в России и за рубежом Маркетинг, 11:44 Нужны ли промышленности «цифровые двойники» Промышленность, 11:00 Ненужный барьер: зачем отменять запрет на онлайн-торговлю алкоголем Потребительские товары, 10:50 В пользу бедных: кто еще достоин Нобелевки по экономике — Bloomberg Финансы, 10:10 Рубен Варданян: успешные люди очень «больные на голову» Менеджмент, 08:58 Еда по спецзаказу: как ЗОЖ видоизменит массовое производство продуктов Пищевая промышленность, 07:55 Биты ретейла: как «звучит» бренд и как музыка влияет на покупателей Маркетинг, 16 окт, 16:41
 
0 
Китайская мечта: есть ли российскому среднему бизнесу место в Поднебесной
Логистика Менеджмент
Все ли так радужно в наших отношениях с Китаем, как кажется, и есть ли среднему бизнесу место в растущем товарообороте, размышляет Петр Меберт, президент Центра инвестиций, технологий и торговли

По данным Центра международной торговли (International Trade Centre, ITC), в 2001–2018 годах внешнеторговый оборот России и Китая увеличился в 15 раз, с $7 млрд до $108 млрд. И китайская, и российская стороны заявили о желании повысить объем товарооборота до $200 млрд. Ставку планируется сделать на рост объемов не только в энергетической и других привычных сферах, но и в областях высоких технологий, финансов и сельского хозяйства.

Сегодня Китай устойчиво занял позицию основного торгового партнера России. На его долю приходится 15,7% всего внешнеторгового оборота страны.

При этом на долю России во внешнеторговом обороте Китая приходится всего 2,3%, так что потенциал российско-китайского сотрудничества кажется огромным.

Звучит неплохо, не так ли? Я знаю многих представителей среднего бизнеса, в кого эти цифры и планы вселяют оптимизм, которые мечтают покорить китайский рынок и работать с китайцами. Но важно понимать, что из Китая к нам поступают товары с высокой добавленной стоимостью. Львиная доля российского экспорта в Китай — это сырье. Технологичных товаров не более 20%, большинство из них — продукция военно-промышленного комплекса или крупнейших компаний, в том числе госкорпораций уровня «Росатома». В случае с такого рода поставками решения принимаются по итогам встреч первых лиц.

Эти контракты нужно убирать из общей статистики: они не имеют никакого отношения к бизнесу, это чистая политика. Более того, товарооборот Китая и России невозможно сравнивать с товарооборотом Китая и США или Европы. Россияне никогда не станут ключевыми партнерами китайцев: за исключением узкой группы продукции, мы не поставляем ничего незаменимого.

Что же бизнесового остается в нашем экспорте? Немножко товаров с добавленной стоимостью и мегатонны сырьевой продукции, от нефти и древесины до удобрений, растительных и животных жиров. Речь идет прежде всего о приграничной торговле.

Для российского среднего и малого бизнеса места в торговле с Китаем совсем немного. Товары из России в основном представлены в двух-трех провинциях неподалеку от российско-китайской границы. Зачастую ввоз на приграничные территории осуществляется через частных перевозчиков без уплаты таможенных пошлин.

Видимые и невидимые барьеры

Почему так? Между нашими предпринимателями и китайским рынком стоит слишком много барьеров. Некоторые из них постепенно разрушаются: например, все больше китайцев в крупных городах говорят и по-английски, и по-русски. Другие очевидны, понятны и в силу этого преодолимы. Третьи лежат в более тонкой плоскости.

1. Административные

Чтобы вести бизнес в Китае, необходимо:

  • найти китайского партнера, китайское юридическое лицо;
  • зарегистрировать бренд,
  • нанять местный персонал;
  • открыть счет в китайском банке.

А те же китайские банки не очень-то стремятся к сотрудничеству с российскими партнерами, опасаясь возможных санкций со стороны США.

2. Логистические

Несмотря на обширную границу, короткого пути из России в Китай нет. Это определяет в том числе специфику экспорта. Наши основные несырьевые производства сосредоточены в европейской части России и на Урале, а спрос в Китае — на юго-востоке. Значит, наиболее доступен морской путь. Он подходит прежде всего для дальневосточной рыбы и морепродуктов. Это узкое направление уже монополизировано, если не криминализировано. В сегмент просто так не вписаться. Та же логистика определяет ограничения в сфере продукции агропромышленного комплекса. В Китай можно ввозить только товары с длительным сроком хранения вроде печенья и конфет либо замороженную продукцию.

3. Межкультурные

Несмотря на насчитывающую столетия историю отношений между нашими странами, мы не до конца понимаем китайцев. Мы плохо знаем историю и традиции этой страны. Вспомните, сколько места отведено в школьном учебнике истории Европы и сколько — Китая и Японии. Мы забываем о том, что Китай — одна из величайших цивилизаций. Мы не понимаем менталитета китайцев, их обычаев и традиций, поэтому возникают сложности с прогнозированием спроса на те или иные товары и выстраиванием отношений.

Пожалуйста, представьтесь, чтобы получить бесплатный доступ