Материал раздела Основной

«Сами виноваты»: на чью сторону встают суды в трудовых спорах о КЭДО

Право Кейсы РБК
В ноябре 2021 года вступил в силу закон, позволяющий компаниям вести кадровый электронный документооборот (КЭДО). До этого режим действовал в рамках эксперимента, что позволило сформировать судебную практику. В чем риски для работодателей, выяснил РБК Pro

Перенос кадрового документооборота в электронную форму был встречен бизнесом с энтузиазмом: больше не надо возиться с бумажками, раздал работникам флешки с ЭЦП — и вперед. Но суды уже показали, какие риски несет работодатель, отказываясь от бумаг.

С 22 ноября 2021 года в России вступили в силу поправки к Трудовому кодексу (ТК), позволяющие работодателям вести кадровый электронный документооборот. До этого такая норма действовала в тестовом режиме и не для всех, однако некоторые крупные компании — Сбербанк, «Магнит» и т.д. — внедрили у себя системы КЭДО еще несколько лет назад. Они-то и сформировали судебную практику по трудовым спорам, которая поможет понять, какими будут повсеместно отношения работников и работодателей в цифровую эпоху.

«Электронный документооборот в трудовых отношениях применяется достаточно давно, — комментирует Валентина Яковлева, руководитель направления кадрового учета аудиторско-консалтинговой группы «Бридж». — Но в отсутствие прямого нормативного регулирования при рассмотрении трудовых споров суды, как правило, не выясняли правомерность или неправомерность применения КЭДО, а рассматривали электронные документы в общем порядке». РБК Pro изучил и приводит наиболее интересные кейсы из этой практики.

Кейс № 1. А можно по WhatsApp?

Больше всего трудовых споров, связанных с применением электронного кадрового документооборота, накопилось у Сбербанка, который был вынужден внедрить КЭДО в соответствии с собственным внутренним регламентом еще десять лет назад, чтобы оптимизировать управление своей огромной сетью филиалов и отделений.

Оптимизация действительно налицо: не нужно везти каждую бумажку в каждый из десятков тысяч офисов Сбербанка на подпись сотруднику и обратно на подпись руководителю. И законность этого внутреннего регламента уже подтверждена судом. Так, Ю.Н., менеджер по обслуживанию дополнительного офиса № 8595 Орловского отделения Сбербанка, обратилась с иском к работодателю о восстановлении ее на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. Истица, принятая на указанную должность на время декретного отпуска другой сотрудницы, отказалась подписывать приказ о своем увольнении после выхода той на работу, ссылаясь на отсутствие в приказе подписи руководителя филиала. Однако в суде выяснилось, что приказ был подписан электронной подписью в соответствии с внутренним стандартом «Сбера», с которым все работники подписали письменное согласие, так что, решил суд, увольнение было произведено корректно.