РБК Pro —  
это сервис для предпринимателей, руководителей и специалистов, которые хотят меняться и менять бизнес
Материал раздела Основной

Без суда: зачем директора в России массово страхуются от ответственности

Менеджмент Право Статьи РБК
Количество исков к директорам российских компаний значительно выросло. Защититься от выплат по суду с помощью страховщиков стремятся уже не только крупные, но и средние компании
Фото: shutterstock
Фото: shutterstock

На управленцев компаний все чаще подают в суд: по данным адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», в 2020 году в России было рассмотрено 782 иска против директоров, из них удовлетворено 267. Всего было заявлено требований о возмещении ущерба на общую сумму 73 млрд руб., с директоров взыскано 790 млн руб. «Сейчас управленцы вынуждены принимать сложные решения в агрессивной среде, — рассуждает гендиректор ООО «Страховой брокер Сбербанка» Валентина Скляр. — За их последствия директор отвечает не только репутацией, но и кошельком. Руководитель несет ответственность за действия компании и подчиненных, даже если он сам не принимал решения и не знает о каком-то действии от имени компании». Хорошей защитой для топ-менеджеров может стать страхование ответственности. И если раньше большинство запросов на этот вид страхования поступало от крупных клиентов, то сейчас активный интерес к нему проявляют и компании среднего сегмента, констатирует управляющий директор по страхованию финансовых линий и корпоративной ответственности АО «СК «Альянс» Владислав Петрокас. Может ли страхование защитить директоров от тяжелых обвинений?

Вы в ответе за все

Страхование ответственности руководителей пришло к нам из США, поясняет Валентина Скляр. «Директора и другие должностные лица компаний, ценные бумаги которых котировались на биржах, столкнулись с необходимостью защищать себя от исков акционеров в связи с падением стоимости ценных бумаг», — уточняет гендиректор «Страхового брокера Сбербанка». В России зарождение и рост интереса к страхованию ответственности директоров (Directors and officers liability insurance, или D&O) были связаны с проведением IPO. По итогам 2020 года объем российского рынка страхования D&O приблизительно оценивался в 3 млрд руб., сообщила руководитель управления страхования финансовых рисков «АльфаСтрахование» Алина Малышева. Это очень информационно закрытый рынок: Банк России не публикует отдельную статистику, поэтому оценки участников рынка нельзя считать точными.

Топай отсюда: почему топ-менеджеры в России не могут найти работу
HR Статьи РБК
Фото:Photographee.eu / Shutterstock

Предъявить претензии директорам может почти кто угодно: акционеры, держатели ценных бумаг, инвесторы, партнеры, контролирующие органы, сотрудники. Основаниями для этого могут быть плохое руководство и контроль, неполное раскрытие информации, неосмотрительные инвестиции, неоправданное расходование средств, ошибочная политика в сделках слияния и поглощения и многое другое. Например, по данным консалтинговой компании Cornerstone Research, в 2018 году 82% сделок M&A публичных компаний на сумму более $100 млн стали причиной исков со стороны акционеров. Оспорено было 142 сделки — на 27 больше, чем в 2017 году.

Один из ярких примеров привлечения руководителей к ответственности — иск миноритарных акционеров ПАО «Энел Россия» о взыскании убытков с членов совета директоров и материнской компании холдинга. По мнению держателей бумаг, ПАО «Энел Россия» приобрело ненужное оборудование для строительства нового энергоблока Среднеуральской ГРЭС и его закупочная стоимость (€115 млн) наносила убытки компании. Миноритарии сочли, что оборудование изначально заказывалось для несостоявшегося греческого проекта, убытки от которого материнская компания переложила на свою российскую «дочку». Суд в иске отказал, сочтя, что закупка оборудования российской «дочкой» — обычный инвестиционный проект, ставший невыгодным в результате изменения макроэкономической ситуации, которая не зависела от менеджмента. Решения и действия менеджеров совершались в пределах предпринимательского риска, за которые не должна наступать ответственность в виде взыскания убытков.

Владислав Петрокас отмечает, что в России продолжает увеличиваться число исков к директорам, особенно на фоне роста количества дел о банкротстве и связанным с этим институтом субсидиарной ответственности, то есть правом взыскания неполученного долга с другого обязанного лица, если первое не может его внести. В 2020 году в мире наиболее распространенными были иски, связанные с COVID-19. «Претензии касались действий директоров в период пандемии в части поддержания деятельности компаний, обслуживания кредитного портфеля, выполнения требований по карантину, социальной дистанции и так далее», — уточняет начальник департамента страхования финансовых линий и ответственности компании «АО «ГрЕКо Интернешнл» Дмитрий Грузинцев. Примечательно, что подобные иски главным образом предъявляли компаниям, относящимся к малому и среднему бизнесу.

В России причины исков немного иные — большинство были связаны с инцидентами в ходе операционной деятельности. Многие были вызваны загрязнением окружающей среды и несчастными случаями, которые нанесли вред жизни и здоровью сотрудников или третьих лиц. Другие были связаны с невыполненными требованиями регулирующих и надзорных органов. «На мой взгляд, тенденция к росту числа исков будет продолжаться. Причины — и экономический кризис на фоне пандемии, и возросший контроль со стороны регулирующих органов, и текущие тенденции в области экологического, социального и корпоративного управления», — считает Владислав Петрокас.

Великое увольнение: почему Россию ждет массовый исход сотрудников
Менеджмент Статьи РБК
Фото:Daniel Schoenen / Global Look Press

Защита по-крупному

Договор страхования ответственности директоров позволяет покрыть расходы на услуги юристов и экспертов, затраты на выяснение обстоятельств, при которых был нанесен убыток, и судебные издержки, в том числе внесение залога, перечисляет Валентина Скляр. Также страховое покрытие распространяется на расходы по восстановлению деловой репутации, экстрадицию, прочие экстренные траты. «Если суд установит вину директора, страховка возместит ущерб, нанесенный им третьим лицам», — продолжает Скляр. Интерес клиентов к страхованию D&O растет, утверждают опрошенные РБК эксперты. «Работа директора содержит в себе заметные правовые риски, и все больше директоров и компаний считают важным для себя иметь финансовую защиту», — констатирует Алина Малышева. Она отмечает, что в 2020 году сборы компании выросли как за счет роста цен по существующим программам, так и за счет наращивания портфеля «АльфаСтрахования»: «Мы заключили много новых договоров с клиентами, стали активнее участвовать в перестраховании рисков D&O на российском рынке».

Дмитрий Грузинцев поясняет, что страхование D&O востребовано в России в том числе потому, что наличия такого полиса требуют многие топ-менеджеры. В стране уже сформировалась культура и практика страхования D&O. «В нашей компании сборы в 2020 году увеличились приблизительно на 50% по сравнению с 2019-м, — делится Грузинцев. — Это связано с ростом количества клиентов». В страховании D&O в первую очередь заинтересованы крупные компании из нефтегазовой и добывающей отраслей, телекоммуникационные и торговые фирмы, финансовые институты, такие как банки, страховщики и т.п., крупные холдинги, объединяющие различные виды деятельности, а также компании, торгующиеся на биржах с крупной иностранной долей участия либо проводящие IPO, перечисляет Владислав Петрокас.

К страхованию ответственности директоров и руководителей прибегали многие крупные российские группы, например «Аэрофлот» и АЛРОСА. Лимиты покрытия могли исчисляться десятками и сотнями миллионов долларов. В 2017 году «Аэрофлот» застраховал ответственность своих топ-менеджеров на сумму $100 млн, начальная цена контракта составляла $105 тыс. В 2021 году, согласно данным на сайте Единой информационной системы в сфере закупок, компания также приобрела эту страховку. Начальная цена контракта составляла $700 тыс., итоговая — $673,5 тыс. АЛРОСА в 2021 году заключила договор на страхование ответственности директоров и руководителей АО «СОГАЗ». По результатам публикуемой конкурентной закупки СОГАЗ был единственным ее участником, сообщили РБК в пресс-службе АЛРОСА. Страховой лимит по действующему договору составляет $70 млн. «В текущем году АЛРОСА не увеличивала бюджет на страхование D&O, — сообщили в пресс-службе компании. — Относительно завершившего свой срок договора страховой лимит снижен с $100 млн до $70 млн в связи с ростом тарифов по данному виду страхования». Страховых случаев по D&O в деятельности компании не было, заметили в пресс-службе.

Фото:shutterstock
Фото: shutterstock

В числе самых рискованных для страховых компаний отраслей Петрокас называет финансовую, нефтегазовую и фармацевтическую. «Также высоки риски любых компаний, имеющих листинг в США», — уточнил он. Пандемия COVID-19 привела к тому, что риски во многих отраслях существенно увеличились, отмечают опрошенные РБК эксперты. К таким отраслям относятся туризм, общепит, киноиндустрия, авиационные и автомобильные компании. «Также выросли риски, связанные с цепочками поставок, прежде всего электронных компонентов из стран Юго-Восточной Азии», — утверждает Малышева. Рост рисков в экономике стал дополнительным фактором повышения тарифов на глобальном рынке D&O и снижения аппетитов международных страховщиков к особенно пострадавшим отраслям».

Джон Шоул — РБК Pro: «У компаний в России четверть сотрудников лишние»
HR Статьи РБК
Джон Шоул

Бесстрашие за деньги

В 2019–2020 годах тарифы на глобальном рынке страхования D&O резко выросли, отмечает Алина Малышева. «Прежде всего рост был обусловлен убыточностью по этому виду страхования и последовавшим ростом стоимости перестрахования рисков на международных рынках, — объясняет она. — Рост цен затронул и Россию, так как у нас широко используется зарубежное перестрахование рисков». В среднем цены выросли в 2–2,5 раза, по некоторым программам — до восьми раз. «В 2021 году цены продолжают расти, но не такими темпами, как в 2020-м», — делится наблюдениями Малышева. Возросшая стоимость страхования привела к тому, что часть клиентов значительно пересмотрели программу и условия страхования или сменили страховщика. Высокие цены также ограничивают спрос со стороны малого и среднего бизнеса, который тоже заинтересован в страховом покрытии, утверждает Петрокас. Возобновившиеся договоры страхования часто имеют иную структуру и объем покрытия. Тем не менее полный отказ от возобновления полиса D&O все же встречается нечасто.

Предлагаемые российскими страховщиками продукты можно разделить на коробочные и индивидуальные. Коробочный полис подходит компаниям среднего размера с оборотом до 100 млн руб. в год и штатом до 50 человек. Его стоимость 60–120 тыс. руб. в год при максимальной сумме покрытия до 5 млн руб. «Такие договоры заключают рестораны, средние производственные и транспортные компании, организации из сферы торговли, — приводит примеры Валентина Скляр. — В качестве застрахованного лица выступает только гендиректор». Индивидуальный полис имеет смысл приобретать компаниям, у которых есть специфика работы, и крупным фирмам. В таком договоре будут доступны опции: ретроактивный период, то есть возможность покрытия убытков по претензиям от случаев, которые могли произойти до заключения договора со страховщиком, и повышенный лимит расходов на судебные издержки — до 30% страховой суммы. Помимо генерального директора можно застраховать и финансового директора, главного бухгалтера, начальника юридической службы, начальника отдела кадров. Стоимость полиса будет в диапазоне 100–300 тыс. руб.

Страховые компании могут отказать потенциальным клиентам. «Отказ в страховании может последовать из-за плохого финансового состояния, корпоративного конфликта в компании или другой уже известной проблемной ситуации, которая способна привести к убытку, или из-за репутационного фактора», — объясняет Малышева. Повышенным риском считается и то, что ценные бумаги компаний торгуются на фондовом рынке США. «К страхованию таких компаний, а также финансовых институтов, например банков, инвестиционных фондов, управляющих компаний, мы подходим с осторожностью», — добавляет она. Также компания не страхует клиентов, которые находятся в процессе банкротства. Дмитрий Грузинцев также сообщил, что к новым исключениям из договоров относятся претензии, связанные с вредом экологии, жизни, здоровью, имуществу третьих лиц и с кибербезопасностью.,>,>

Неподсудные

По данным консалтинговой компании Next Move Strategy Consulting, объем мирового рынка D&O в 2020 году составлял $21,7 млрд. Ожидается, что к 2030 году он увеличится до $53,76 млрд, совокупный среднегодовой темп роста составит 11,7%. По оценке компании, Северная Америка будет доминировать на этом рынке в течение прогнозируемого периода благодаря широкому распространению этого вида страхования на различных предприятиях и присутствию ключевых страховщиков. Рынок Азиатско-Тихоокеанского региона, по прогнозам, будет расти быстрее других. Ключевыми факторами станут преобладание транснациональных корпораций и неиспользованные рыночные возможности, предлагаемые странами с растущей экономикой, особенно Индией и Китаем. В 2020 году в США тремя основными игроками этого сегмента, по данным SP Global, были AXA SA (доля составила 13,5%), Chubb Ltd. (10,1%) и AIG (9,1%).

Страховщики не застрахованы

Опрошенные РБК эксперты воздержались от комментариев о размерах страховых выплат клиентам в 2020 году. «Могу сказать, что суммы претензий, заявляемых по нашим полисам D&O, выданным в России, снизились в 2020 и 2019 годах по сравнению с двумя предыдущими годами, — говорит Владислав Петрокас. — Вызвано это в первую очередь реализацией новой андеррайтинговой политики по более тщательному отбору рисков, принимаемых на страхование, и реструктуризацией портфеля».

Известно, что выплаты российским клиентам могут исчисляться миллионами долларов. Например, в 2018 году международная страховая и финансовая корпорация AIG выплатила $10 млн своему российскому клиенту в Англии. Убыток был связан с требованиями, связанными с неправильным раскрытием информации при организации тендера на продажу активов, объясняли в интервью «Страхованию сегодня» представители AIG в России. «Истец пытался доказать, что организатор продажи актива заведомо знал, что собственник актива владеет им незаконно, — пояснили они. — И мы потратили полный лимит $10 млн только на судебные расходы, дело было в Великобритании. Но ответчик выиграл дело, и $6,5 млн из $10 млн мы вернули». Второй по размеру была выплата российскому клиенту в США, она составила $7 млн по иску, вместе с расходами — $9 млн. В качестве еще одного примера представители AIG привели выплату уже непосредственно в России около $2,5 млн, которые пришлись на оплату услуг юристов. Всего в 2018 году выплаты по страхованию ответственности директоров и руководителей у AIG по российским клиентам выросли почти в пять раз и превысили $15 млн.

Впрочем, от судебных исков по выплатам страховых покрытий, связанных с ошибками руководителей, также никто не застрахован. Один из ярких примеров — санация Промсвязьбанка (ПСБ). В декабре 2017 года ЦБ отправил банк на санацию. Ранее в том же году ответственность топ-менеджеров ПСБ была застрахована «Ингосстрахом» на $100 млн, договор был заключен на период с 1 декабря 2017 года по 30 ноября 2018 года и пролонгирован до 31 января 2019 года. В декабре 2018-го Промсвязьбанк подал рекордный иск к своим бывшим владельцам, братьям Дмитрию и Алексею Ананьевым, и экс-топ-менеджерам банка на сумму 282,2 млрд руб., чтобы возместить ущерб, к которому, по мнению истца, привели неразумные и неосмотрительные действия бывших владельцев и членов правления. В апреле 2019 года суд по ходатайству представителя одного из ответчиков, Дмитрия Ананьева, привлек «Ингосстрах» в качестве третьего лица.

В апреле 2020 года представители страховой компании подали в Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) при Торгово-промышленной палате иск о признании недействительным страхового договора с ПСБ. Они настаивали, что не располагали информацией о реальном состоянии банка и были введены в заблуждение, заключая договор D&O. Ответчики утверждали, что страховая компания заключила очередной договор за две недели до санации банка и не могла не знать о реальном положении дел в ПСБ. В декабре 2020-го суд признал доводы истца несостоятельными и иск не удовлетворил. Представители ПСБ не ответили на запрос РБК, была ли произведена выплата. «Выплаты по убыткам D&O продолжаются годами, до того как не будет вынесено финальное решение суда», — подытоживает Дмитрий Грузинцев.