РБК Pro —  
это сервис для предпринимателей, руководителей и специалистов, которые хотят меняться и менять бизнес
Материал раздела Основной

Почему нельзя доверять управление активами родственникам — кейс и советы

Финансы и бухгалтерия Инструкции UFG Wealth Management
В начале года в США завершился суд по иску 93-летней миллионерши Беверли Шоттенштейн к ее двум внукам и банку JPMorgan, которым она доверила управление своим состоянием. Чем история полезна простым инвесторам, знает Алексей Потапов (UFG Wealth Management)

Супруги Алвин и Беверли Шоттенштейны — классический пример людей, реализовавших американскую мечту. Отец Алвина, иммигрант из Литвы, зарабатывал на жизнь, будучи коммивояжером, пока не открыл свой первый универсальный магазин в столице штата Огайо Колумбусе. В дальнейшем Алвин и четверо его братьев продолжили семейный бизнес, который превратился в крупную сеть универмагов. В 1984-м году Алвин умер, а еще через 5 лет Беверли и ее четверо детей продали свою долю в бизнесе за $90 млн (по $18 млн Беверли и каждому из детей).

Один из сыновей Беверли — Бобби — лишился своего состояния из-за неудачных инвестиций, тем не менее именно его сыновья, Эван и Ави, со временем стали управлять состоянием бабушки. В 2014 году братья перешли на работу в JPMorgan Chase&Co, уговорив Беверли перевести туда счета на выгодных условиях. Эван заверил бабушку, что она не будет платить банку какие-либо комиссии или сборы. При этом деньги родственницы составили как минимум 80% всех клиентских активов, которые братья перевели в JPMorgan. Пикантный момент заключается в том, что Эван при приеме на работу получил приветственный бонус от банка в размере $1,5 млн!

Тут-то и началась череда событий, которая не могла не привлечь внимания других родственников Беверли, да и ее самой, несмотря на столь преклонный возраст. За 2016–2018 годы миллионерша столкнулась как с прямой кражей денег родственниками (списания с кредитных карт Беверли на общую сумму более $1 млн, исчезновение фамильных драгоценностей стоимостью около $1 млн из сейфовой ячейки в банке, доступ к которой был у Бобби и Эвана), так и опосредованной, связанной с управлением ее состоянием в JPMorgan. Так, независимые эксперты обнаружили, что еще в 2014–2015 годах в записях банка она значилась как опытный и агрессивный инвестор, то есть готовый на высокий риск, а ее портфель в основном состоял из структурных нот и других сложных для понимания финансовых инструментов. В свои 93 года бабушка якобы была не против вложений в венчурный фонд — на много лет и без возможности досрочного изъятия средств. Большую часть ценных бумаг и других инвестиций, которую внуки приобретали на счет бабушки, объединяет один признак, — торговля такими инструментами очень выгодна для банка и самих управляющих, в то время как для Беверли ценность подобных вложений была крайне сомнительной.

Кто виноват