РБК Pro —  
это сервис для предпринимателей, руководителей и специалистов, которые хотят меняться и менять бизнес
Материал раздела Основной

Как стартап N26 стал одним из самых быстрорастущих цифровых банков в мире

Менеджмент Статьи McKinsey
Немецкий стартап N26 сумел в короткий срок превратиться в международный банк оценочной стоимостью $3,5 млрд. Один из соучредителей стартапа Максимилиан Тайенталь рассказал McKinsey, как это стало возможно на сложном рынке с высоким уровнем регулирования
Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock

Создать новый международный бизнес в отрасли с высоким уровнем регулирования, такой как финансовые услуги, весьма непросто. Еще сложнее подготовить организацию к работе в глобальном масштабе и превратить ее в одного из самых успешных игроков, внедряющих прорывные цифровые технологии.

Джером Кёнигсфельд и Лукас Саломон, представляющие McKinsey, побеседовали с соучредителем и одним из генеральных директоров N26 Максимилианом Тайенталем. Они обсудили те выводы, которые можно извлечь, анализируя стремительный рост компании, развернувшей свою деятельность в 25 странах мира.

Вывод № 1. Чтобы построить успешный бизнес, нужно уметь быстро реагировать на изменения и адаптировать продукт с учетом реакции рынка.

Лукас Саломон: Вы выпустили банковский продукт N26 шесть лет назад и затем быстро расширили масштабы своей деятельности. Если вернуться к началу вашего пути, как вообще возникла идея вашего бизнеса?

Максимилиан Тайенталь: Мы начинали с другой бизнес-идеи, предложив сперва предоплаченную карту для подростков. Карта была привязана к приложению, с помощью которого родители подростков могли ею управлять. Но после запуска бета-версии мы быстро обнаружили, что родители используют этот продукт не для своих детей, а для собственных нужд. И тогда мы поняли, что могли бы вести бизнес в более широкой области, поскольку у нашего продукта были все атрибуты цифрового банковского предложения: карты, приложение и счета, на которые клиенты могли вносить средства. Если бы нам удалось создать качественный продукт, мы смогли бы составить конкуренцию крупным традиционным игрокам в их профильном бизнесе.

Джером Кёнигсфельд: Почему вы были уверены в том, что сможете конкурировать с этими игроками и кардинально изменить ситуацию в отрасли?

Максимилиан Тайенталь: Мы заметили новую тенденцию: многие потребители банковских услуг перестали посещать отделения банков. Для них определяющим фактором во взаимоотношениях с банками стали внешний вид и функциональность банковских мобильных, а также онлайн-предложений. Именно эти аспекты в то время были очень слабо развиты у большинства банков. А значит, при наличии качественного цифрового продукта мы могли бы обслуживать таких клиентов лучше и с меньшими затратами.

Лукас Саломон: Каковы были первые признаки того, что вам удастся реализовать обнаруженную возможность и расшириться до масштабов компании стоимостью миллиарды долларов?

— Не было какого-то конкретного момента, когда мы четко поняли, что нас ждет успех. Но, как только мы выпустили банковский продукт, мы сразу же заметили большую заинтересованность со стороны клиентов, и это убедило нас в том, что он действительно востребован. В списке наших потенциальных клиентов насчитывались 50 тыс. человек.

Поняв, каким потенциалом обладает наш бизнес, я и еще один соучредитель определили долгосрочную цель. Мы знали, что не хотим быстро продавать наш бизнес. Мы стремились создать глобальную финансовую организацию, которая будет играть важную роль в жизни 100 млн клиентов и конкурировать с крупнейшими банками по всему миру. Думаю, то, что мы уже на раннем этапе поставили перед собой такую масштабную цель, выделяло нас на фоне многих других стартапов. Показатель 100 млн клиентов всегда был нашим главным ориентиром.

Джером Кёнигсфельд: Как вам удалось привлечь столько потенциальных клиентов еще до выпуска продукта? 50 тыс. — это очень много.