Сложный мем: почему частные инвесторы увлеклись необычными активами

Инвестиции Статьи The Economist
Все чаще розничные инвесторы предпочитают коллекционные предметы традиционным активам. Ученые считают, что подобные нерациональные решения объясняются не только жаждой риска, но и банальным «стадным чувством»
Фото: Rblfmr / Shutterstock
Фото: Rblfmr / Shutterstock

Индекс S&P 500 продолжает бить рекорды, но одного лишь мема достаточно, чтобы убедиться в благополучии финансовых рынков. GIF-анимация Nyan Cat, трансформированная с помощью технологии блокчейна в невзаимозаменяемый токен (англ. non-fungible token, NFT. Такой объект уникален и отличается от любой другой версии «гифки», которую можно легко найти в интернете), недавно была продана на аукционе криптографического искусства почти за $600 тыс. Популярность других необычных предметов коллекционирования тоже растет. Спортивные карточки последних сезонов продаются за миллионы долларов. Выросли и цены на редкие карты с покемонами. Платформам для альтернативных инвестиций, получившим финансирование от знаменитостей, новая тенденция тоже выгодна. Этот странный тренд можно интерпретировать не только как неуемную тягу к риску (возможно, так оно и есть), но и как доказательство того, что роль социального фактора в инвестировании становится все более значимой.

Рынки — это несовершенный инструмент перераспределения капитала. Рационально мыслящие инвесторы не всегда хотят или могут идти против рыночных трендов, даже если они противоречат здравому смыслу. В поведенческой экономике рассматривается множество когнитивных искажений, из-за которых инвесторы действуют иррационально. Люди переоценивают свои способности, отказываются признавать ошибки (даже если чутье подсказывает, что пора это сделать) и слишком остро реагируют на незначительные колебания цен. Однако все это не помогает понять, почему инвесторы готовы отдавать огромные суммы денег за «гифки» с кошками и почему внезапно взлетают акции таких безнадежных компаний, как GameStop. Дэвид Хиршляйфер из Калифорнийского университета писал еще в 2014 году, что ушло время поведенческой экономики и настала эпоха «социальных финансов».