РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно
РБК Pro
— сервис для вашего бизнеса. Зарегистрируйтесь и получите доступ ко всем материалам. Первые 30 дней бесплатно.

Марк Уолинн — РБК: «Потомкам рабов и крепостных трудно добиться успеха»

Менеджмент Статьи РБК
Самый известный в мире специалист по наследственной семейной травме объясняет, как войны, репрессии и борьба со спекулянтами в СССР повлияли на то, что россияне боятся идти в бизнес
Фото:из личного архива
Фото: из личного архива

Марк Уолинн

Директор Family Constellation Institute в Сан-Франциско, самый известный в мире специалист по наследственной семейной травме — новому направлению на стыке эпигенетики и психотерапии. Согласно новейшим исследованиям, на которые опирается Уолинн, психологическое состояние человека определяется не только событиями его собственной жизни, но и травмами, которые пережили его предки еще до его рождения. История семьи человека влияет не только на то, каким страхам он подвержен, но и, например, на то, станет ли он предпринимателем, добьется успеха в жизни и т.п. Уолинн читает лекции в таких учебных заведениях, как Питтсбургский университет, Университет Джона Кеннеди, Западный психиатрический институт, Нью-Йоркский открытый центр, Институт Омега и Калифорнийский институт интегральных исследований. Его книга «Это началось не с тебя. Как мы наследуем негативные сценарии нашей семьи и как остановить их влияние» в 2016 году получила серебряную медаль премии Nautilus Book Award в категории «Психология» (премию присуждают социально значимым книгам) и была переведена на 19 языков.

«Детям трудно иметь больше, чем было у их родителей»

— Долгое время ученые считали, что на судьбу человека влияют только события его собственной жизни. Что такое наследственная семейная травма и каковы биологические механизмы ее передачи?

— Когда с нами происходит травма, она меняет нас не только психологически, но и биологически. Она вызывает химические изменения в нашей ДНК, и это влияет на то, как наши гены функционируют, иногда в течение нескольких поколений, то есть не только у нас, но и у наших детей и внуков. Технически это выглядит так: когда в нашей жизни случается что-то тяжелое, определенные химические метки прикрепляются к нашей ДНК и дают нашим клеткам команду учитывать или, наоборот, игнорировать работу определенных генов, чтобы помочь нам пережить травму. Эта перенастройка генов меняет то, как мы себя склонны вести и как мы воспринимаем различные события. Например, мы можем стать чувствительными к ситуациям, которые похожи на те, что травмировали кого-то из наших предков, и начать острее на них реагировать — это позволяет нам лучше подготовиться к таким вызовам. Например, если наши бабушки и дедушки когда-то приехали из охваченной войной страны, они могли передать нам набор врожденных навыков — более острые и быстрые рефлексы, готовность мгновенно реагировать на насилие (отражать нападение или убегать), чтобы помочь нам пережить обстоятельства, похожие на те, с которыми они сами когда-то столкнулись. Проблема в том, что мы можем унаследовать от этих бабушек и дедушек полный арсенал средств для борьбы с катастрофой, которая в нашей жизни никогда не наступит. Другими словами, мы зачастую рождаемся со страхами и мировоззрением, которые не имеют отношения к нашей собственной жизни, и при этом верим, что весь этот негатив — следствие нашего собственного жизненного опыта. Например, живя в спокойное время и будучи окруженными дружелюбными людьми, мы постоянно готовимся к подвоху со стороны окружающих, не доверяем им.

— Россия в XX веке пережила две мировые войны, политические репрессии, голод. Как это влияет на нынешнее состояние нашего общества? Мы, русские, часто признаемся, что мы пессимисты и постоянно чувствуем себя подавленными.