Марк Уолинн — РБК: «Потомкам рабов трудно добиться успеха»

Менеджмент Статьи РБК
Самый известный в мире специалист по наследственной семейной травме объясняет, как войны и репрессии повлияли на то, что люди боятся идти в бизнес
Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Марк Уолинн

Директор Family Constellation Institute в Сан-Франциско, специалист по наследственной семейной травме — новому направлению на стыке эпигенетики и психотерапии. Согласно новейшим исследованиям, на которые опирается Уолинн, психологическое состояние человека определяется не только событиями его собственной жизни, но и травмами, которые пережили его предки еще до его рождения. История семьи человека влияет не только на то, каким страхам он подвержен, но и, например, на то, станет ли он предпринимателем, добьется успеха в жизни и т.п. Уолинн читает лекции в таких учебных заведениях, как Питтсбургский университет, Университет Джона Кеннеди, Западный психиатрический институт, Нью-Йоркский открытый центр, Институт Омега и Калифорнийский институт интегральных исследований. Его книга «Это началось не с тебя. Как мы наследуем негативные сценарии нашей семьи и как остановить их влияние» в 2016 году получила серебряную медаль премии Nautilus Book Award в категории «Психология» (премию присуждают социально значимым книгам) и была переведена на 19 языков.

«Детям трудно иметь больше, чем было у их родителей»

— Долгое время ученые считали, что на судьбу человека влияют только события его собственной жизни. Что такое наследственная семейная травма и каковы биологические механизмы ее передачи?

— Когда с нами происходит травма, она меняет нас не только психологически, но и биологически. Она вызывает химические изменения в нашей ДНК, и это влияет на то, как наши гены функционируют, иногда в течение нескольких поколений, то есть не только у нас, но и у наших детей и внуков. Технически это выглядит так: когда в нашей жизни случается что-то тяжелое, определенные химические метки прикрепляются к нашей ДНК и дают нашим клеткам команду учитывать или, наоборот, игнорировать работу определенных генов, чтобы помочь нам пережить травму.