Марк Мэнсон — РБК: «Миллениалам надо попрощаться со своими мечтами»

Менеджмент Статьи РБК
Автор мирового бестселлера «Тонкое искусство пофигизма», онлайн-предприниматель Марк Мэнсон — о том, почему молодежи лучше уйти с работы, перестать слушать Тони Роббинса и готовиться к тому, что жизнь пройдет в бедности и проблемах
Марк Мэнсон
Марк Мэнсон (Фото: из личного архива)

«Тони Роббинс продает устаревшую американскую мечту»

Много пишут о том, что миллениалы — это первое в развитых странах поколение, которое в экономическом отношении живет хуже, чем их родители. И дальше будет только хуже. В своей наиболее известной книге «Тонкое искусство пофигизма» вы говорите о том, что для молодежи уже нет смысла много работать, поскольку она все равно не заработает на хорошую жизнь.

— Да, очень многие 20–30-летние люди сейчас не удовлетворены жизнью. Когда мы росли, родители говорили нам: ходи в школу, старайся, найди хорошую работу, и все будет прекрасно, ты преуспеешь в жизни. 200 лет это было правдой для всех поколений. А вот для нас — уже нет. Все этим очень раздражены. Особенно в Америке. Тут не только злость, но и много разочарования, цинизма, сомнений. США — такая молодая страна. Не думаю, что мы вообще раньше сталкивались с чем-то таким. Это не как в России или в европейских странах, которым по тысяче лет и где всякое уже случалось. Здесь такого не было. Это вызов идентичности нашей страны.

— Как миллениалы объясняют себе такую ситуацию? Можно винить себя, а можно, например, политиков.

— Миллениалы винят правительство и корпорации. А старшее поколение винит миллениалов — говорят, что те ленивы, не хотят работать, считают, что им все должны. Думаю, что правы и те, и другие. В США был долгий период — с конца 1960-х до 11 сентября 2001 года, когда ничего плохого не происходило. Все шло на подъем, все было здорово. Целых два поколения прожили в ситуации, когда становилось только лучше. И в нашей культуре мы как-то забыли, что экономические кризисы — это историческая норма. Что, скажем, война, когда вашей стране приходится обороняться, с точки зрения истории — это что-то естественное. Просто когда мы росли, этого не было.