РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно
РБК Pro
— сервис для вашего бизнеса. Зарегистрируйтесь и получите доступ ко всем материалам. Первые 30 дней бесплатно.

Как в России судятся из-за криптовалют. Избранные кейсы

Право Кейсы РБК
Было время, когда на вопрос «Куда деньги дел?» было модно отвечать: «В биткоины вложил, а криптобиржа лопнула». Суды к таким байкам относятся критически, как и к реальным сделкам с криптовалютами. РБК Pro изучил споры между участниками таких сделок

Слово «криптовалюта» в судебных актах арбитражных судов России упомянуто всего 267 раз в 25 делах, первое из которых датируется 2017 годом, а последнее — июлем 2020-го. РБК Pro изучил все эти документы и выбрал наиболее интересные кейсы.

Кейс 1. Ключ от криптоквартиры, где деньги лежат

Криптовалюта уже давно большинством судей признана имуществом, поэтому в случае банкротства граждан суды уже иногда запрашивают по ходатайствам финансовых управляющих сведения об имеющихся у должника криптовалютах с указанием ее наименования, адреса криптокошелька и приватного ключа. Первое такое ходатайство было удовлетворено Арбитражным судом Москвы в апреле 2018 года, и с тех пор их общее количество достигло всего 25. Такая непопулярность, впрочем, объясняется тем, что узнать эту информацию от кого-либо, кроме самого должника, у суда возможности нет, поэтому и запрос направляется им, должникам. А те, как правило, отвечают отрицательно, и суды этим ответам верят, так как проверить их ответ не имеют возможности. Арбитражный суд Республики Башкортостан в марте 2020 года, завершая дело о банкротстве гражданки Лилии Подрядовой, так и написал: «По сведениям должника, у него отсутствует криптовалюта», — и освободил ее от всех долгов. А Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти, завершая процедуру банкротства Валерия Морозова, поставил криптовалюту в один ряд с «имуществом, хранящимся в арендованных складских помещениях, специализирующихся на хранении личных вещей» (то есть ячейках).

Впрочем, иногда сведения об имеющихся у должника криптовалютах попадают к финансовому управляющему от третьих лиц, и тогда он запрашивает более конкретно: предоставить ключ-код от криптокошелька с находящимися на нем такими-то криптосредствами. Так, например, финансовый управляющий москвича Сергея Ковенского Дмитрий Щербань потребовал от подопечного «совершить в течение трех рабочих дней действия по продаже всей принадлежащей ему криптовалюты Dogecoin и Bitcoin, вырученные от продажи криптовалюты денежные средства (в рублях)... перечислить» на счет управляющего в Сбербанке. Или передать ему ключи от кошельков. Ковенский эти требования проигнорировал, и управляющий обратился в суд с ходатайством об обязании должника выполнить их. Но суд в ходатайстве отказал, отметив, что продажа биткоинов и доджкоинов должна проходить на открытых банкротных торгах, а не на сером рынке криптовалют.