РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно
РБК Pro
— сервис для вашего бизнеса. Зарегистрируйтесь и получите доступ ко всем материалам. Первые 30 дней бесплатно.

Ковидное послевкусие: что ждет винный мир после пандемии

HoReCa Пищевая промышленность Виноделие и пивоварение Статьи Simple
«Золотой век» вина закончится: «летающих виноделов», «гаражистов» и «терруаристов» сменят монополии, бренды и универсальные вина. Дмитрий Мережко, издатель Simple Wine News, считает, что отрасль изменится не к лучшему
Фото:Balint Porneczi / Bloomberg
Фото: Balint Porneczi / Bloomberg

Когда-нибудь последние 40 лет назовут «Золотым веком» винной индустрии. Вино как сфера творчества, самовыражения, предмет глубокого изучения, поляна для критики и разных мнений уже не будет существовать в тех масштабах, которые нам посчастливилось наблюдать. То, чего мы ждали в отдаленной перспективе, произойдет быстро, и эти изменения не к лучшему.

Концентрация и монополизация

Винный мир ждет концентрация по типу рынков виски или пива: возникнут крупные винные компании, которые будут обслуживать все сегменты, все-таки появится «винная кола». Мелкие производители начнут разоряться и покидать индустрию. Избежать этого смогут только те, кто сольется со смежными отраслями (ресторанной и т.п).

Я люблю спрашивать людей вина про метафорический смысл того, чем они занимаются, и они всегда его видят. Для кого-то это сакральный промысел, для кого-то — акт творчества или след на земле. Мотивы те же, что сделали в последние годы такой популярной моду на крафтовость. Вино по своей природе долго оставалось крафтовым: за исключением нескольких регионов или категорий, это была очень раздробленная индустрия, с очень невысокой степенью концентрации (в десятки раз меньшей, чем в пиве или крепком алкоголе).

«Это до сих пор кажется сюром»: как коронавирус изменил работу виноделов
Пищевая промышленность HoReCa Виноделие и пивоварение Продажи Статьи РБК
Фото:Fabrizio Bensch / REUTERS

Конечно, процессы монополизации шли и в винной сфере. Вползание большого бизнеса в винную индустрию было замечено и во Франции (покупка бургундских виноградников Франсуа Пино и развитие империи LVMH), и в Италии. Но одновременно происходили и процессы дробления, которые как-то уравновешивали концентрацию — появление новых регионов или неконвенциональных техник, производство с отдельных виноградников — все это работало против унификации и подпитывало разнообразие, формируя моду и новые течения.

Ближайшие и дальние последствия

Мне захотелось представить, каким будет мир после вирусного кризиса. Картина показалась не очень оптимистичной, и я решил сверить часы с Робертом Джозефом, виноделом, журналистом и мыслителем. К сожалению, он подтвердил большинство моих предположений.

Винный мир будущего станет более утилитарным. Сохранятся две его полярные функции — как алкогольного напитка и как предмета роскоши. Все, что между, что подпитывает всю паравинную отрасль (медиа, образование о вине), — весь этот энтертейнмент окажется под угрозой, поскольку потеряет и без того очень сомнительный коммерческий смысл. Средний класс, на котором держались все модные тренды, будет сокращаться, беднеть и переходить на более простые продукты.

Вот ближайшие последствия, эффект от которых уже наблюдается.