РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно

Как дети российских бизнесменов отвечают по долгам своих родителей

Право Кейсы РБК
Если бенефициар компании-должника умер раньше, чем удалось привлечь его к ответу, не все потеряно. Долг можно взыскать с его наследников, если соблюсти ряд условий. Именно так складывается судебная практика в делах о банкротстве
Банкротство крупного бизнеса в России нередко идет отдельно от частной жизни его бенефициара: кредиторы ищут следы вывода активов, оспаривают подозрительные сделки, пытаются привлечь к субсидиарной ответственности директора и акционеров. В это время семья главного «виновника» их бед ведет привычный образ жизни: бенефициар и его родственники особенно не беспокоятся о судьбе имущества и не считают, что могут его лишиться. «РБК Pro» решил изучить, что происходит с имуществом бенефициара-должника в случае его смерти.

В последние несколько лет в арбитражных судах шли ожесточенные споры: наследуется ли субсидиарная ответственность лиц, контролирующих компанию-должника? И, соответственно, можно ли привлекать супругов и детей умерших бизнесменов-банкротов к ответу по долгам родителей?

С одной стороны, долги привязаны к личности должника, и требовать их с его наследников закон не позволяет. И многие суды считают, что «правопреемство наследников по обязательству наследодателя не допускается». Но другие суды в то же время решают, что «закон не содержит запрета на переход по наследству обязанности по возмещению ущерба». А это открывает весьма неплохие возможности для кредиторской охоты. В ход могут идти и посмертное личное банкротство с оспариванием прижизненных сделок, и участие кредиторов в разделе наследственной массы наравне с супругами и детьми должников.

Последним штрихом к общей картине стало определение Верховного суда от декабря 2019 года, где было указано, что долг наследодателя, возникший в результате привлечения его к субсидиарной ответственности, входит в наследственную массу.

Ольга Береза, старший юрист «Григорьев и партнеры»:

«Если заявление о привлечении к субсидиарной ответственности подается после смерти должника и ответчиками привлекаются его наследники, то они становятся заложниками ситуации. Зачастую они знать не знают о мотивах управленческих действий своего наследодателя, его целях и тонкостях бизнеса. А суд может возложить на них бремя доказывания невиновности покойного в банкротстве компании».

За 2019 год в российских арбитражных судах было рассмотрено 24 дела о привлечении наследников умерших директоров и владельцев обанкротившихся компаний к субсидиарной ответственности на общую сумму почти 13 млрд руб. «РБК Pro» изучил наиболее показательные кейсы, по которым видны основные тренды судебной практики в этом вопросе.