РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно

Глава Ipsos Дидье Трюшо — РБК: «Я ненавижу нынешнюю культуру стартапов»

Маркетинг Статьи РБК
Основатель и CEO одного из мировых лидеров в области маркетинговых исследований рассказал, как изменился бизнес за 45 лет существования его компании, и назвал самый перспективный сектор российской экономики
Дидье Трюшо
Дидье Трюшо (Фото: Андрей Любимов / РБК)

Кто такой Дидье Трюшо

Основатель и CEO одной из крупнейших мировых компаний в области маркетинговых исследований Ipsos. Начинал свою карьеру во Французском институте общественного мнения (IFOP). Там он познакомился с социологом Жаном-Марком Лешем, который позднее стал сопрезидентом компании. Основанная в 1975 году Ipsos в 1980-е годы вошла в пятерку самых крупных французских компаний на рынке маркетинговых исследований. В 1990-е она начала глобальную экспансию и сегодня представлена в 90 странах, включая Россию.

«Заниматься этим бизнесом было трудно»

— Почему в 1975 году вы заинтересовались именно маркетинговыми исследованиями?

— Маркетинговыми исследованиями я начал заниматься намного раньше, еще в 1968 году, — был сотрудником крупнейшей в те времена компании, работавшей в этой сфере во Франции, потом перешел в другую. Наконец, с двумя коллегами мы решили начать собственный бизнес. Мне не нравилось, когда есть босс, который говорит мне, что делать. Я предприниматель по природе и хочу сам нести ответственность за собственные ошибки. Кроме того, мы видели, что нашей индустрии вскоре предстоит измениться. В то время маркетинговые исследования развивались в основном благодаря университетам, научному сообществу. Дело было поставлено серьезно, но для клиентов результаты таких исследований далеко не всегда имели ценность. Мы решили создать небольшую компанию, которая будет опережать конкурентов в том, что касается работы с клиентами: будем делать более практические исследования, результаты которых они могли бы сразу применить в своем бизнесе. И, конечно, тогда мы даже не думали, что наша компания может стать глобальной.

— Трудно было начать свой бизнес? Сейчас стартапу в Европе относительно легко привлечь финансирование, а как обстояло дело тогда?

— Мы не привлекали внешнее финансирование. У нас были наши способности, а денег — примерно сегодняшних $10 тыс. Было желание самостоятельно выстраивать собственную жизнь, создавать что-то своими руками. Двое моих партнеров ушли из компании довольно быстро, поскольку заниматься этим бизнесом было трудно. Нужно было большое упорство, чтобы приобретать опыт, репутацию, доказывать клиентам полезность того, что мы делали. Но это было интересно: мы видели, насколько важны исследования рынков. Они наводят бизнес на новые идеи либо подтверждают уже существующие гипотезы. Чтобы сколотить команду из 20–30 человек, мне понадобилось примерно четыре-пять лет. Но в конце концов все получилось.