РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно
РБК Pro
— сервис для вашего бизнеса. Зарегистрируйтесь и получите доступ ко всем материалам. Первые 30 дней бесплатно.

Как имидж безумца помогает главе Softbank в конкурентной борьбе

Менеджмент Инвестиции Статьи Bloomberg
Очевидный просчет принадлежащего SoftBank фонда Vision Fund со стартапом WeWork — лишь вершина айсберга. Внутри инвестиционной компании царит настоящий хаос, ее основатель грешит сумасбродством, а конкуренты ставят под сомнение «безумную» стратегию фонда
Масаёси Сон
Масаёси Сон (Фото: Kiyoshi Ota / Bloomberg)

Примерно раз в шесть недель SoftBank Vision Fund, крупнейший инвестор в стартапы Кремниевой долины, устраивает многочасовую конференцию, на которой 75 человек с трех континентов обсуждают вверенные им проекты. Масаеси Сон, японский миллиардер и основатель компании SoftBank Group, которой принадлежит фонд, обычно присоединяется к конференции из Токио. Маса (именно так все называют Сона) бывает очаровательным и нарочито дружелюбным во время таких телефонных звонков, рассказывают три человека, часто участвующих в телефонных конференциях. Случается и такое, что он разъярен и требует предоставить какие-то новые, причем максимально детальные, отчеты. Иногда настроение Сона может меняться по нескольку раз за одну конференцию. И никто не может угадать, как именно он себя поведет.

Как микроменеджмент и упорство помогли основателю Xiaomi
Менеджмент Кейсы Bloomberg
Лэй Цзюнь

Во время одной из таких конференций в 2018 году управляющий партнер Vision Fund Кентаро Мацуи использовал графики, чтобы проиллюстрировать стабильное, пусть и медленное, развитие китайского стартапа в области грузоперевозок Full Truck Alliance. Сон перешел в «яростный режим» и начал критиковать Мацуи за чрезмерную консервативность, он также требовал ускорить прогнозы по росту прибыли и рыночной капитализации. «Ведешь себя, как какой-то там банкир», — набросился он на Мацуи, который в прошлом действительно работал банкиром. Остальные участники в этот момент напряглись. Все выглядело так, как будто Сон требовал от Мацуи кардинально изменить стратегию развития стартапа, а ведь это потенциально опасная затея. «Если ты сам не изменишься, я найду способ заменить тебя», — подытожил Сон.

В этом весь Сон — какую бы стратегию он ни выбрал, он всегда придерживается позиции «играйте по-крупному или просто проваливайте». Такой подход стал отличительной особенностью Vision Fund в тот момент, когда компания обосновалась в Кремниевой долине три года назад. Фонд действует так: выбирает стартап, в который планирует инвестировать, требует от владельцев агрессивной экспансии и получает прибыль от раздутой рыночной стоимости стартапа. Казалось, что метод действительно работает — по крайней мере, так было до тех пор, пока специализирующийся на коворкингах стартап WeWork, ставший самой заметной инвестицией фонда, фактически не самоликвидировался.

Еще одно отличие Vision Fund — в том, откуда приходит большая часть денег — из Саудовской Аравии. Сон получил из этой страны $45 млрд, несмотря на положение дел с правами человека в том регионе. Наследный принц Мухаммед бен Салман Аль Сауд поддерживал Vision Fund в 2016 году, незадолго до того, как по его указу в отеле Ritz-Carlton в Эр-Рияде были задержаны ведущие бизнесмены и политики. По данным СМИ, задержанных пытали, а как минимум один из них умер, находясь в заточении. Годом позже ЦРУ и ООН заподозрили бен Салмана в убийстве и расчленении работавшего в США журналиста Джамаля Хашкаджи (бен Салман отрицал обвинения).