РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно
РБК Pro
— сервис для вашего бизнеса. Зарегистрируйтесь и получите доступ ко всем материалам. Первые 30 дней бесплатно.

15 вопросов про RPA — роботизацию задач, которые никто не любит делать

IT Цифровизация Статьи Первый Бит
Отвечают эксперты компании «Первый Бит»: Даниил Морозенко, руководитель направления RPA, и Александр Князев, директор Центра корпоративных клиентов

RPA — это когда роботы-программы выполняют рутинные процессы: выписывают справки, делают отчеты, обрабатывают транзакции. Компании, которые внедрили таких роботов, обычно говорят, что они делают все быстрее людей, не ошибаются и экономят деньги.

Ведущие российские деловые СМИ начали упоминать RPA только с начала 2018 года, а статью русскоязычной «Википедии» про RPA никак не назовешь содержательной. Поэтому логично, что недостаточная информированность топ-менеджеров является одной из главных причин, препятствующих роботизации процессов.

Мы решили помочь руководителям разобраться в RPA. Для этого собрали вопросы, которые часто задают компаниям, разрабатывающим и внедряющим роботов, в том числе нам.

1. Когда появилась RPA?

Если говорить про аббревиатуру RPA (Robotic process automation), считается, что ее в 2012 году придумала британская компания Blue Prism, один из пионеров-разработчиков софта для роботизации процессов. Сама технология в сыром виде появилась в начале нулевых, но внедрять ее массово начали в западных компаниях примерно с 2015 года, когда она созрела. В России все началось на два-три года позже.

2. Кто делает ПО для роботизации?

Таких компаний много. Они называются вендорами, а их главный продукт — платформой. То есть говорят: «Компания роботизировала свои бизнес-процессы на платформе Blue Prism».

Сейчас большая четверка вендоров в мире — это UiPath, Automation Anywhere, Blue Prism и NICE. По итогам 2018 года у них было 42% рынка. Активнее других себя ведет компания UiPath, которая выросла из бухарестского стартапа, основанного в 2005 году. Она привлекает инвестиции по $100 млн и выросла за 2018 год на 630%.

3. Мы хотим российскую платформу, есть такие?

Есть. В середине 2018 года появилась платформа Robin, потом — electroNeek и PIX. Мы полагаем, что с точки зрения возможностей и удобства они не дотягивают до глобальных лидеров, хотя и быстро совершенствуются. Зато уже сейчас у них есть два преимущества: они дешевле и лучше справляются с документами на русском языке.

4. На каких RPA-платформах работают российские компании?

Если судить по кейсам компаний, кажется, что роботизацию чаще всего доверяют платформам UiPath и Blue Prism. С UiPath работают в X5 Retail Group, ВТБ, Сбербанке, «Росгосстрахе» и Ozon.ru. С Blue Prism — в Альфа-банке и «ВымпелКоме». Некоторые компании выбрали российские платформы, например Первая грузовая компания — платформу Robin. У кого-то, как у банка «Точка», вообще самописные роботы.

В базе практик RPA тоже можно узнать, у кого какая платформа. Еще лайфхак — посмотреть вакансии со словом «RPA». Выяснится, например, что у МТС минимум две платформы: UiPath и Blue Prism.

5. Как выглядит робот?

Это программа, которая имитирует действия сотрудника: она как будто кликает мышкой на файлы, переносит данные в Excel, открывает почту, нажимает «Отправить» и так далее. Фактически это и есть сотрудник, только виртуальный: у него виртуальное рабочее место и своя учетная запись.