Искусство и финансы: что происходит на мировом и российском арт-рынках

Финансы Исследования Deloitte
За первые шесть месяцев 2019 года объем торгов глобальных аукционных площадок снизился на 20% и составил $5,55 млрд. О том, что ждет глобальный рынок искусства и какие глобальные тренды применимы и в России, — в отчете «Делойт» «Искусство и финансы»

Мировой арт-рынок на перепутье

Рост рынка искусства отстает от глобального роста благосостояния. Иными словами, размер и темпы роста рынка произведений искусства напрямую не коррелируют с динамикой состояний богатейших людей планеты.

За последние десять лет рост продаж на арт-рынке составил всего 9%, то есть объем продаж произведений искусства в реальном исчислении снизился (с учетом инфляции). В целом мировой арт-рынок стагнирует, несмотря на рекордную стоимость отдельных произведений искусства в последние годы ― $450 млн за картину Леонардо да Винчи «Спаситель мира» в 2017 году или $91 млн за «Кролика» Джеффа Кунса в мае 2019 года. Продажи в Лондоне упали на 24%, до $1,45 млрд, в Нью-Йорке — до $2,762 млрд (для сравнения: в 2018 году — $3,54 млрд). Это среди прочего связано с тем, что инвесторов беспокоит геополитическая и экономическая неопределенность, вызванная Брекситом и торговыми войнами между США и Китаем.

За этот же период благосостояние богатейших людей планеты (HNWI, high net worth individuals) более чем удвоилось ― с $ 32,8 трлн в 2008 году до $68,1 трлн в 2018 году. По оценкам Deloitte, богатство, сконцентрированное в произведениях искусства и коллекционных предметах, принадлежащих HNWI, оценивается в $1,742 трлн:

$630,5 млрд (36%) ― США,

$403 млрд (23%) ― Европа,

$370 млрд (21%) ― Азия,

$92,7 млрд (5%) ― Ближний Восток,

$79,3 млрд (5%) ― Латинская Америка,

$33,3 млрд (2%) ― Россия и СНГ,

$ 13 млрд (1%) ― Африка.

К 2023 году эта цифра может вырасти до $2,125 трлн (до $41 млрд в России и СНГ) ― прогноз основан на допущении, что стоимость произведений искусства, принадлежащих HNWI, будет расти параллельно с их благосостоянием, однако такой прогноз может оказаться излишне оптимистичным.

Что происходит на российском арт-рынке

Продажи на российских торгах Sotheby’s, Christie’s и MacDougall’s по итогам 2018 года составили всего $41,1 млн (0,9% глобальных продаж), снизившись на 19,9% относительно 2017 года и показав худшую годовую динамику среди всех регионов (снижение продаж произведений американского искусства ― 7,2%, рост продаж произведений китайского искусства ― 25,3%). Последние пять лет продажи на русских торгах падают. Среднегодовое снижение составило 8,3%, и это худший глобальный показатель после Китая (CAGR -11,8%) за последние десять лет.

Согласно майскому ArtTactic Art Market Confidence Survey, 36% опрошенных респондентов ожидают дальнейшего снижения российских продаж в 2020 году. Это худший результат среди всех регионов, кроме Великобритании (там падения продаж ожидают 49% опрошенных). Роста российских продаж ожидают лишь 14% опрошенных, 49% не ждут никаких изменений.

Комментарий эксперта

Светлана Мейер, управляющий партнер Департамента налогов и права компании «Делойт», СНГ, — о тенденциях на российском арт-рынке.

«Российский арт-рынок остается относительно небольшим, как в абсолютных цифрах, так и в сравнении со значительно более крупными рынками США, Европы и Азии. Геополитические и экономические проблемы последних лет негативно сказались на динамике его развития: за последние пять лет наблюдалось среднегодовое падение продаж на «русских торгах», а в 2018 году Россия и СНГ показали худшую динамику среди всех регионов, приведенных в отчете. Тем не менее, глобальные тенденции, отмеченные в новом отчете, в полной мере актуальны для России: растущий спрос на новые финансовые и консалтинговые услуги, разработанные специально для арт-рынка, использование современных технологий (в первую очередь, блокчейна) при совершении и проверке сделок».

Комментарий эксперта

Денис Белькевич, арт-финансист, консультант международных арт-проектов и сооснователь бизнес-акселератора для поддержки стартапов в сфере искусства и технологий FUELARTS, — о российском арт-рынке.

«Российские коллекционеры приобретают произведения западного искусства на сумму $1–1,5 млрд в год. Аукционные продажи произведений российского искусства в лучшие годы (2009–2013) достигали почти $200 млн в год, но по итогам 2015 года на фоне роста геополитической и экономической неопределенности продажи снизились до $51 млн. К 2018 году продажи выросли до $76 млн в год, в первую очередь за счет активизации рынка внутри страны. Этому способствовало развитие галерейно-ярмарочного сектора, а также появление нового класса коллекционеров».


Цифры основаны на данных аналитических отчетов Deloitte/ArtTactic, www.artinvestment.ru, Russian Art Week /Simon Hewitt с учетом buyer’s premium — комиссии аукционного дома, составляющей в среднем 22%, добавленной к хаммер-прайсу (публично озвученной во время торгов стоимости проданного лота).

Искусство как актив

Одна из ключевых причин отставания глобального арт-рынка от других объектов инвестиций ― отсутствие прозрачности: об этом заявили 75% коллекционеров (для сравнения: 62% в 2017 году). Уровень восприятия риска инвестиций на арт-рынке за год вырос на 10% ― показатель ArtTactic Barometer составил в сентябре 7 п., превысив средний показатель за десять лет (6,4 п.). Преодолеть проблему восприятия объектов искусства как рискованных и непрозрачных активов призваны новые технологии (ИИ, блокчейн, предиктивная аналитика), а также новое «антиотмывочное» законодательство (в частности, EU Anti-money laundering directive, вступающая в силу применительно к арт-рынку в январе 2020 года).

1. Управление активами

Управляющим частными активами предстоит поменять свои бизнес-модели и отношения с клиентами, потому что спрос на индивидуальный и «эмоциональный» подход к конкретному клиенту растет. Управляющие чаще стремятся предложить комплексные услуги по управлению активами, включающие в себя инвестиции в предметы искусства. Начиная с 2011 года, когда отчет впервые был подготовлен, о необходимости предложения услуг по арт-инвестициям в 2019 году заявили 86% управляющих активами, 86% профессионалов арт-рынка и 81% коллекционеров. Доля управляющих, уже предлагающих подобные услуги, выросла с 64% в 2017 году до 72% в 2019-м. При этом 58% управляющих отметили, что отсутствие регулирования арт-рынка и его непрозрачность осложняет их работу.

Подавляющее большинство коллекционеров — 84% — заявили о желании включить предметы искусства в отчетность по общему благосостоянию, чтобы консолидировать информацию об активах и их изменении, а 76% — назвали планирование наследования наиболее востребованной услугой. Для рекордной доли коллекционеров (52%) приобретение предметов искусства является способом диверсификации инвестиционного портфеля (для сравнения: 36% в 2011 году). При этом 65% коллекционеров заявили, что приобретают произведения искусства как по эмоциональным, так и по финансовым причинам. Лишь треть опрошенных заявили, что их цель ― исключительно коллекционирование.

2. Финансирование, обеспеченное арт-активами

В 2019 году объем выданных кредитов, обеспеченных предметами искусства, оценивается в $21–24 млрд. Подавляющее большинство кредитов ($18–20 млрд) были выданы коллекционерам и частным лицам. О востребованности услуг по предоставлению такого вида финансирования заявили 60% опрошенных (46% в 2017 году), а 69% коллекционеров было бы интересно использовать имеющиеся у них объекты искусства в качестве залога (57% в 2017 году).

Несмотря на имеющийся спрос, европейские банки преимущественно не готовы предоставлять подобное финансирование: только 16% банков, работающих с частным капиталом, заявили о том, что данная услуга будет приоритетным направлением в ближайший год. В США, напротив, приоритетности этой услуги заявили 80% банков. На США приходится до 90% глобального рынка кредитования, обеспеченного объектами искусства.

3. Инвестиции в искусство

Совокупный среднегодовой прирост (CAGR) на арт-рынке между 2000 и 2018 годами составил 8% против 3% для акций на S&P 500. Из всех объектов коллекционирования искусство как класс активов в наибольшей степени коррелирует с ценой золота. Это, в частности, подчеркивает, что его воспринимают не как объект для инвестиций как таковой, а как защитный актив. Использование цифровых токенов может революционизировать арт-рынок. Инвестиции в инфраструктуру культуры и искусства в последние три года составляли в среднем $8–9 млрд в год.
Совместные инвестиции в предметы искусства группой инвесторов, в том числе с использованием технологий блокчейн, получили развитие в последние несколько лет и наиболее популярны среди нового поколения покупателей-миллениалов.

4. Технологии

В последние восемь лет арттех-стартапы привлекли $600 млн, половина этой суммы приходится на технологии по обеспечению транзакций на рынке. 84% коллекционеров (45% в 2017 году) и 76% профессионалов арт-рынка (54% в 2017) полагают, что технологии окажут громадное положительное влияние на прозрачность транзакций и соблюдение нормативных требований. 77% управляющих активами отметили, что сохраняющаяся непрозрачность арт-рынка наиболее негативно сказывается на его репутации и восприятии.
Растет популярность онлайн-платформ арт-рынка. По данным Hiscox Online Art Trade Report, в 2018 году продажи выросли на 9,8% и достигли $4,64 млрд (после роста на 12% в 2017 году).


5. Управление рисками

Все большая доля участников рынка полагает, что рынку требуется совершенствование государственного регулирования. Если в 2017 году 60% опрошенных управляющих частными активами полагали, что рынок должен регулироваться самостоятельно, то в 2019 году их доля снизилась. Среди коллекционеров и профессионалов арт-рынка доля сторонников государственного регулирования значительно ниже ― 22 и 28% соответственно. Растет доля тех, кто полагает, что рынок необходимо модернизировать: 80% профессионалов арт-рынка, 81% коллекционеров, 76% управляющих активами.

Риск подделки и невозможность атрибутировать или точно узнать историю происхождения произведений искусства — главные риски арт-рынка, по мнению 84% управляющих активами и 76% коллекционеров и профессионалов арт-рынка. При этом доверие к данным арт-рынка остается крайне низким ― им полностью или частично доверяют лишь 16% управляющих активами, 30% коллекционеров и 31% профессиональных участников рынка.

Расширение действия «антиотмывочной» директивы ЕС на арт-рынок (дилеры, аукционные дома) начиная с января 2020 года может стать драйвером перемен в этой сфере ― директива покрывает сделки с арт-объектами стоимостью более 10 тыс. евро.

Об исследовании

В этом году «Делойт», СНГ впервые участвует в исследовании международной сети «Делойт» «Искусство и финансы». Отчет «Делойт» «Искусство и финансы» (Deloitte Art & Finance) основан на результатах опросов 54 банков, работающих с частным капиталом, 25 семейных офисов, 138 профессионалов арт-рынка и 105 крупных коллекционеров по всему миру. Исследования проведены в апреле―июне 2019 года.