РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно
Кирилл Дудников

Знания по бартеру: какие проблемы рынка решит пиринговое обучение

Образование Статьи РБК
Объем рынка онлайн-образования в 2018 году, по данным АТОЛ, составил 21 млрд руб., к 2021 году цифра, как ожидается, вырастет до 53,3 млрд руб. Но инвесторы смотрят на него с опаской

По данным компании Research and Markets, объем мирового рынка образовательных технологий в 2017 году превысил $17,7 млрд, ожидается, что к 2022 году он вырастет до $40,9 млрд. Объем рынка онлайн-образования в России, по подсчетам АТОЛ, в 2018 году составил 21 млрд руб. К 2021 году эксперты прогнозируют его рост до 53,3 млрд руб.

Болевые точки образовательного рынка

Рынок онлайн-образования активно развивается: массовые открытые онлайн-курсы в последнее десятилетие стали интересны не только потребителям, но и инвесторам.

  • Не так давно российско-британский стартап Mel Science (платформа для научных занятий с использованием VR/AR) получил $2 млн инвестиций от венчурного фонда TMT Investment. Общая сумма раунда составила $6 млн.
  • Одновременно с этим Mail.Ru Group выкупила 10% образовательной платформы Skillbox (онлайн-университет с различными направлениями по веб-дизайну, программированию, маркетингу и управлению), сумма сделки не разглашается.

Недостатки массовых онлайн-курсов

Массовые открытые онлайн-курсы становятся основой рынка онлайн-образования, но значительная их часть не решает три проблемы:

1) качество знаний не повышается (онлайн-курсы вертикально ориентированы — они предоставляют ограниченный круг знаний, субъективно подобранный педагогами);

2) образование не становится доступнее (стоимость курсов, где преподают на уровне вузов, довольно высока);

3) вовлеченность студентов не увеличивается (Минтруд РФ заявляет, что 72% выпускников всех вузов доучиваются на рабочих местах).

Пиринговое обучение, или обмен знаниями

Однако не так давно на рынке начали появляться пиринговые образовательные платформы (р2р), которые могут решить эти проблемы. P2p-образование основано на бартерном обмене знаниями и отсутствии какой-либо централизации. Формат таких платформ стимулирует организацию учебных коллективов, основанных на горизонтальных связях (кружки, стади-группы).

Студенты ведущих мировых вузов становятся носителями знаний и экспертизы внутри пиринговых платформ. Они получают статус преподавателей и учат пользователей по материалам университетов. Такое обучение фактически подменяет собой университетское.

Яркий пример образовательной p2p-платформы — это «Википедия». Пользователи наполняют платформу информацией, а администраторы выступают модераторами. Использование ресурса не предполагает завершение какого-либо обучающего курса, а посетителям не нужны наставник и оценка полученных знаний.

С какими сложностями столкнулись пиринговые платформы

Пиринговые образовательные платформы, на которых студенты должны проходить полный обучающий курс, столкнулись с низкой результативностью пользователей ввиду отсутствия внутренних регуляторов. Впрочем, здесь ситуацию могут исправить разные регулирующие инструменты: рейтинги, карма, бейджи.

Другая проблема р2р-платформ — монетизация. Главная идея р2р-образования — доступность. По этой причине обучающиеся используют такие платформы бесплатно или за низкую плату. Некоторые платформы не берут деньги за обучение, но после хотят получить процент от зарплаты ученика.

  • Культура пирингового образования набирает обороты и в России. Например, государственная программа «Современная цифровая образовательная среда в РФ» ставит в качестве одной из целей создание единого портала для размещения всех типов онлайн-курсов.
  • Проект «Лекториум» вышел за рамки видеоуроков и запустил направление публичного разбора ошибок после завершения урока.
  • Сбербанк открыл школу кодинга «Школа 21», в которой нет учителей, лекций и оценок (!). Регуляторами площадки становятся менторы и более опытные студенты-участники.
  • Онлайн-университет P2PU берет с пользователей деньги только за «звездные» лекции и курсы от именитых преподавателей. Помимо этого, основатели платформы при необходимости просят учеников вносить добровольные пожертвования на организацию какого-либо проекта.

Деньги на образование или на ветер

Сейчас образовательные проекты ищут бизнес-модели, которые позволят им показать работающую и масштабируемую экономику. Так они смогут развиваться постепенно. Но для кратного быстрого роста им все равно целесообразно привлекать внешние инвестиции.

Некоторые инвесторы полагают, что инвестиции в образовательный рынок не имеют перспектив на возврат, и такое финансирование больше похоже на благотворительность. Однако основная масса проектов делает акцент на b2c-модели, проекты работают на потребительских рынках с широким охватом и регулярным сценарием потребления. Это мотивирует инвесторов глубоко погружаться в рынок.

Помимо сложности монетизации, есть еще одна важная проблема образовательного рынка — отсутствие стратегов, которые были бы готовы вложиться в стартапы. Сейчас на рынке по факту работают лишь мастодонты вроде «Яндекса» и Mail.Ru Group, которые верят в потенциал рынка онлайн-образования и ждут «нового Skyeng» (интерактивная онлайн-школа изучения английского языка. — «РБК Pro»). Однако несколько лет назад ситуация начала меняться.

В 2014–2015 годах одним из немногих образовательных стартапов, получивших поддержку венчурных инвесторов Buran Venture Capital и InVenture Partners, стал «Нетология-групп» (онлайн-университет по подготовке специалистов в области интернет-маркетинга). Сумма инвестиций составила $2,1 млн.

Однако уже в 2017 году «Севергрупп» выкупила 40% у прежних инвесторов проекта, а оценка «Нетологии» по итогам раунда выросла более чем в 20 раз, до $50–60 млн. Это демонстрирует, что венчурные фонды не просто вкладываются в образовательные проекты, но и зарабатывают на них.

В 2018 году «Нетология-групп» и Skyeng вошли в топ-20 самых дорогих компаний Рунета. На данный момент «Нетология-групп» оценивается в $72 млн.

Приход частного капитала в образовательные проекты подбодрил онлайн-школы (например, в 2019 году Strelka добавила пять новых курсов в свою программную сетку). Казалось бы, это говорит о том, что массовые образовательные онлайн-курсы стремятся вытеснить традиционное образование, но вместо этого происходит их интеграция в традиционный образовательный рынок.

Coursera работает со Стэнфордским университетом, Московским физико-техническим институтом, Высшей школой экономики и другими университетами, предоставляя некоторые образовательные курсы на бесплатной основе.

Тренды в edtech