Made in Russia: что мешает развиваться кожевенной индустрии

Производство Статьи РБК
У российской кожевенной индустрии есть ряд серьезных проблем. Как справиться с ними и не разочароваться в российском бизнесе, чтобы продолжать шить из российской кожи в Москве, а не из итальянской в Китае, рассказывает Алексей Павлущенко (Goods Factory)
Фото: Taylor Weidman / Bloomberg
Фото: Taylor Weidman / Bloomberg

Кожевенная индустрия России показывает рост последние пять-семь лет. Это связано как с вливанием частных инвестиций, так и с господдержкой и курсом на импортозамещение.

Россия производит много натуральной кожи, но не входит в число лидеров по денежному объему рынка. Мировой лидер — Китай — в 2015 году изготовил 1,817 млрд м кожи, Бразилия — 688,8 млн, Россия — 503,5 млн. Для сравнения, в 2017 году выручка кожевенной и обувной промышленности Китая достигла $203 млрд. Российский рынок в 2016 году стоил 2,6 млрд руб.

Российская кожевенная индустрия — многоуровневая система с тремя основными участниками.

  1. Производители шкур. Это агропромышленные компании и хозяйства разных категорий.
  2. Производители кожи, которые обрабатывают шкуры.
  3. Производители готовых кожаных изделий — обуви, одежды, аксессуаров, предметов интерьера и пр. В этом звене появляется «подзвено»: если крупный бизнес напрямую закупает большие партии у производителей кожи, то в случае со средним и малым бизнесом появляется еще один игрок — посредник, который сбывает кожу мелкими партиями по завышенной цене.

С какими проблемами сталкивается российская кожевенная отрасль

  • Низкое качество кожи

Российские заводы по производству кожи изготавливают узкий ассортимент кож. Например, практически не производят галантерейные кожи и совсем не производят галантерейные кожи премиального сегмента. По этой причине производителям изделий из кожи приходится адаптироваться: использовать для изготовления кошельков и рюкзаков кожу, которая предназначена для изготовления обуви и мебели.

Из-за этого производители готовых кожаных изделий зачастую закупают краст — натуральную кожу без лицевой отделки — и самостоятельно его обрабатывают (а это довольно трудоемкий процесс). Но краст высокого сорта в больших объемах приобрести у отечественного производителя сложно: недостаточно качественного сырья. При заказе некоторые поставщики сразу предупреждают, что часть заказа будет низкого сорта, так как плохое сырье просто некуда реализовать.

Особенности российских климатических условий не позволяют получать кожу высокой степени эластичности, что крайне важно для производства обуви и кожгалантереи.

У российских поставщиков шкур (мясная и молочная промышленность) слабо развита культура ухода за животными. Из-за этого на шкурах много пороков — шрамов, пятен и клейм. В итоге производители кожи получают шкуры, из которых сложно произвести продукт премиального качества с натуральной лицевой поверхностью.

С закупкой импортной кожи все намного проще: европейские производители внимательнее ухаживают за животными, их ассортимент кож значительно шире, а качество финишной обработки намного выше. Европейские поставщики кож отгружают сырье высокого качества и практически в любых объемах.

Ведущие российские кожевенные предприятия (ГК «Русская кожа», кожевенное производство «Хром», ИМЭКС и др.) выходят на международные рынки и повышают качество производимого сырья — у них закупают Португалия, Испания, Германия. Однако для российских производителей готовых изделий улучшения не так заметны — практически вся кожа и кожаные полуфабрикаты высокого качества уходят на экспорт.

  • Ориентация на крупный бизнес

Как и во всем мире, производители кожи ориентируются на крупный бизнес, который готов закупать крупные партии (30–60 тыс. кв. дм, в зависимости от толщины кожи). Главные покупатели — большие обувные производства, заводы по производству кожи для автомобилей, мебели и обуви. На этом фоне малый и близкий к среднему бизнес вынужден сотрудничать с посредниками, которые перепродают сырье по завышенной цене. Если средний бизнес еще справляется с таким ценообразованием, то малый и микробизнес не выдерживают предложений перекупщиков и вынужденно закупают кожу или у китайского производителя, или у российского, но уже низкого качества.

Для решения этой проблемы ориентироваться нужно на итальянских производителей кожи, которые продают под заказ партии от 10 тыс. кв. дм. Сейчас заводы становятся более гибкими: они производят партии малых объемов согласно потребностям покупателя, с заказанными характеристиками.

Это позволяет отрасли двигаться в сторону персонализации продукции: рынок должен отталкиваться от интересов конечного потребителя, которые понятны производителю готового изделия, но не понятны производителю кожи.

  • Отсутствие качественного отечественного оборудования

Мировая легкая промышленность переживает повсеместную автоматизацию:

  • модернизируются и увеличиваются мощности, это помогает повышать качество продукции и увеличивать ассортимент;
  • используется программирование машин для выполнения работы, которую ранее выполняли люди (например, «программируемое сваривание» — использование высоких температур для скрепления разных деталей, машины-петлители, которые работают с нитками увеличенного объема); роботы шьют рубашки (например, Sewbot);
  • заводы производят кожу для самолетов и автомобилей со специальными свойствами (кожа не должна быть горючей и не должна выделять вредные вещества).

В России, по экспертной оценке, более 50% всего оборудования в отрасли эксплуатируется не менее 15–20 лет, а часть — еще со времен СССР. Основные меры поддержки государства — субсидирование затрат и льготные займы на приобретение иностранного оборудования. Минпромторг обеспечивает российским кожевенным предприятиям низкий процент кредитования (доля кредитных средств на закупку сырья и материалов — от 50 до 85%). На выплату кредитов предприятия получают субсидии на сумму до 70% от ставки рефинансирования ЦБ.

Крупные производители кожаных изделий закупают оборудование у Швейцарии и Италии. Мелким предприятиям приходится использовать китайское оборудование, у которого высокий процент брака при тонких работах. Собственники предприятий кожевенной индустрии инвестируют от 1,5 млрд до 2 млрд руб. в модернизацию и создание новых производственных мощностей.

  • Малое количество сырья

На сегодняшний день в России не заготавливается достаточное количество шкур, чтобы удовлетворить спрос и внутреннего, и внешних рынков. Общее поголовье крупного рогатого скота в России на 1 июля 2018 года насчитывало 8,38 млн голов (последние годы эта цифра особо не менялась — в 2016-м было 8,35 млн голов). Для сравнения, в США на 31 января 2018 года поголовье насчитывало 31,7 млн голов крупного рогатого скота.

Фото: Christopher Dilts / Bloomberg
Фото: Christopher Dilts / Bloomberg

Решить проблему с сырьем производитель готовых изделий мог бы за счет качественной импортной кожи. Но не вся она может попасть на российский рынок. Согласно требованиям ввозимая кожа должна обладать ветеринарным сертификатом Таможенного союза (соответствие требованиям ТР ТС 017/2011), в результате чего импортная кожа поступает с завышенным ценником.

Государство пытается переориентировать компании по производству кожаных изделий на внутреннее потребление, частично ограничив экспорт российской кожи. По этой причине Минпромторг продлил запрет на вывоз кожевенного полуфабриката из России.

В этих условиях российские производители кожи расширяют производства, увеличивают мощности. На данный момент крупнейшим кожевенным заводом в России является ГК «Русская кожа». Также «Мираторг» выходит на кожевенный рынок, вкладывая 2,8 млрд руб. в строительство кожевенного завода.

Однако закупить у заводов кожу все еще можно лишь крупными партиями: запрет Минпромторга ориентирован в первую очередь на крупный бизнес, малому и среднему он не помогает, все равно все вынуждены закупать сырье малыми партиями по завышенной цене.

  • Низкое качество фурнитуры

В России производят фурнитуру для оборонных заказов. Она достаточно дешевая, хорошего качества, но совершенно непригодна для производителей красивой обуви и кожгалантереи.

Поэтому производители кожаных изделий работают с китайскими и турецкими производителями фурнитуры — у них низкое и среднее качество, либо с японскими и европейскими — у них качество выше.

Закупить некрупные партии китайской фурнитуры проще всего: на AliExpress — микропартии, на Alibaba — средние. Купить европейскую фурнитуру проще всего у перекупщиков (Kataneo, Artko). Кроме того, как и в случае с производителями кожи, можно заказать большие партии напрямую у производителя (например, у японского YKK).

  • Кадровые проблемы

На данный момент производство ощущает нехватку молодых квалифицированных кадров. Среди самых востребованных профессий на рынке — механики по швейному оборудованию и закройщики обувного производства. Однако молодые специалисты, только выпустившиеся из образовательного учреждения, не обладают нужными знаниями для работы на современном оборудовании. Связано это с тем, что при обучении используются устаревшие технические базы. Многим производителям приходится самостоятельно проводить дополнительное обучение.

Есть и другая кадровая проблема рынка — текучка. Зарплата технолога в обувном производстве в среднем достигает 44 тыс. руб. — это самый низкий показатель для технологов в легкой промышленности. Для сравнения, средняя зарплата технолога в пищевой промышленности — 59,6 тыс. руб., в фармакологии — 54,2 тыс. руб. Невысокие зарплаты в отрасли мотивируют молодых специалистов проходить внутреннее обучение на производствах и уходить в индивидуальные предприниматели. Выходом из этой ситуации может стать динамическое образование зарплаты и бонусная система оплаты переработок.

Уровень развития российского кожевенного рынка не дает всем звеньям производственной цепи (от производителей туш до производителей готовых кожаных изделий) работать в полную силу. В итоге многие российские компании предпочитают работать с крупными японскими или европейскими поставщиками. Такое сотрудничество позволяет повысить качество продукта и расширить ассортимент, но заметно увеличивает ценник на конечные изделия.

Закупка импортной кожи влечет за собой и другие проблемы:

  • большие сроки изготовления готового продукта (за счет увеличенного времени доставки сырья);
  • высокая себестоимость итоговой продукции (импортная кожа дороже);
  • узкий ассортимент и редкое обновление коллекций (сложные требования для ввоза импортной кожи).

Заинтересованность государства в развитии российского кожевенного рынка, рост частных инвестиций и господдержки, модернизация производства и освоение новых методик обработки сырья говорят о том, что у рынка есть потенциал для полного самообеспечения и работы на экспорт в таком режиме, который не будет бить по отечественным производителям кожаных изделий.