РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно
РБК Pro
— сервис для вашего бизнеса. Зарегистрируйтесь и получите доступ ко всем материалам. Первые 30 дней бесплатно.

Cлизь улиток — секрет успеха корейской косметики в США

Ретейл Косметика Статьи Bloomberg
Алисия Юн одной из первых заметила рост популярности корейской косметики в США. Сегодня ее фирма Peach & Lily — эксклюзивный дистрибьютор 12 корейских брендов в Северной Америке. Продажи компании в 2018 году достигли $30 млн, пишет Bloomberg Businessweek
Алисия Юн
Алисия Юн (Фото: Winnie Au / Bloomberg Businessweek)

В 2012 году Алисия Юн уволилась с работы и полетела из Нью-Йорка в Сеул искать в Южной Корее передовые средства по уходу за кожей. До девушки донеслись слухи о лосьонах и эликсирах, которые проходят испытания в исследовательских лабораториях страны, успокаивающих кремах и сужающих поры сыворотках, в состав которых входит слизь улитки — ингредиент, который не использует ни один из популярных косметических брендов.

Юн собиралась убедить южнокорейских производителей разрешить ей продавать свои товары в США. Девушка рассчитывала, что это займет всего несколько недель. Так что летом она появилась в доме своих родителей (Юн родилась и выросла в Южной Корее). Девушка проводила дни, переходя от дверей одной лаборатории к другой. «Это была подобно катастрофе, у меня не было дохода, — рассказывает Юн. — Я подумала, что, если за шесть месяцев не смогу получить разрешение торговать косметикой хотя бы одного бренда, то, возможно, я зря теряю время».

Юн потратила пять с половиной месяцев на то, чтобы получить разрешение продавать в США средства бренда Be the Skin. Контракт был заключен с ее компанией Peach & Lily.

Сначала корейские производители опасались вывозить свою продукцию за пределы страны, особенно если не знали дистрибьютора. Поэтому предприниматели, такие как Юн, должны были налаживать взаимоотношения с собственниками производств. В конце концов время было неплохое: за границей появлялось понимание того, что такое K-beauty (сокращение от словосочетания korean beauty — в переводе с англ. «корейская косметика»). Еще несколько компаний заметили интерес покупателей к корейской косметике и оживились.

Если раньше корейская косметика была просто модной новинкой, то за последние шесть лет американцы привыкли к ней. По данным американской таможни, Южная Корея ежегодно экспортирует косметику более чем на $2,6 млрд; около $150 млн из них приходится на средства по уходу за кожей (с 2016 года эта цифра возросла втрое).

Теперь корейскую косметику можно найти не только в роскошных универмагах, таких как Barneys New York и Bergdorf Goodman, где торгуют высококачественными марками, но и в масс-маркете. На рынке также работают такие магазины, как CVS Pharmacy и Walgreens, в которых продаются более дешевые линии корейской косметики.

Peach & Lily стала эксклюзивным дистрибьютором 12 корейских брендов, включая Be the Skin, Shangpree и Eco Your Skin, в Северной Америке. В марте компания объявила, что расширит сеть продаж косметики, выпускаемой под собственным брендом. Если раньше косметика Peach & Lily продавалась только в 250 точках, то теперь ее можно будет найти в 1,1 тыс. специализированных магазинов Ulta Beauty в США.

Компания Юн первой представила бренды нескольким крупным ретейлерам, включая QVC, Macy's и Sephora. Продажи Peach & Lily в 2018 году составили около $30 млн, говорит Юн. Она ожидает двузначного роста в 2019 году.

Корейская косметика стала популярна в США благодаря тому, что молодые потребители стали уделять больше внимания уходу за кожей и натуральным продуктам. Компания Peach & Lily вышла на рынок с масками для лица из лабораторий, специализирующихся на уходе за кожей. Потребителям понравилось намазывать на себя бальзамы и кремы со странными ингредиентами, а затем публиковать селфи в социальных сетях. «Кореянка оседлала волну welness», — говорит Лариса Дженсен, бьюти-аналитик в NPD Group. «Кроме того, пузырьковые и пенящиеся маски, фотографиями в которых люди могут делиться в Instagram, — это весело», — отмечает она.