Без чувства долга: как предпринимателю правильно обанкротиться

Право Статьи РБК
Банкротство в России до сих пор воспринимается как позор. Этот шаг действительно должен быть крайней мерой, но для многих он может оказаться новой путевкой в бизнес, считают юристы
Фото: Nicky Loh / Bloomberg
Фото: Nicky Loh / Bloomberg

Сумма просроченной задолженности физических лиц перед банками по итогам 2018 года составила почти 15 трлн руб. Примерно две трети работающего населения России выплачивают кредиты. Несмотря на падение реальных доходов россиян, количество выданных кредитов растет приблизительно на 20–25% в год. Заметную часть заемщиков составляют индивидуальные предприниматели, которые берут на развитие бизнеса как физлица. Средний клиент-физлицо компании «Стопдолг», специализирующейся на банкротствах предпринимателей, к моменту обращения к юристам имеет обязательства в среднем перед 20 кредиторами. У имеющих статус индивидуальных предпринимателей кредиторов, как правило, меньше, зато сами суммы долга существенно больше — клиент-рекордсмен «Стопдолга» задолжал банку 200 млн руб.

Федеральный закон № 127 «О несостоятельности (банкротстве)», вступивший в силу 1 октября 2015 года, пригодился предпринимателям, пострадавшим от валютного скачка 2014 года, и не только им. «Процедура банкротства полезна всей экономике, — убеждена гендиректор «Стопдолга» Валентина Зебницкая. — Во-первых, несостоятельный должник чаще всего уходит в серый сектор экономики. Он начинает прятать свои официальные доходы, чтобы у него меньше удерживали. Во-вторых, ему сложно устроиться на нормальную работу: статус должника — это некая стигма. Наконец, он в постоянном стрессе: коллекторы не церемонятся, достается не только должнику, но и его родственникам, друзьям, знакомым, у человека нет нормальной жизни, и зарабатывать деньги очень сложно».

Вырваться из этого круга невозможно, говорит эксперт: в какой-то момент дохода не хватает, даже чтобы погасить накопившиеся штрафы и пени. «А тут как раз суд и арбитражный управляющий отделят мошенников от добросовестных граждан, взыщут с последних все, что можно, и поделят это между кредиторами, и человек выйдет в новую экономическую жизнь абсолютно обеленный, с прямой спиной», — заключает Зебницкая. Представители двух юридических компаний, «Стопдолга» из Новосибирска и «Правды» из Самары, выбравшие своим профилем работу с проблемной задолженностью, рассказали, что делать предпринимателям, которые не могут расплатиться с кредиторами.

Как не попасть в долговую яму

Большую часть (65%) клиентов «Правды» составляют ИП, взявшие кредит под развитие дела. «В свете экономической ситуации в стране, когда покупательная способность падает в связи с уменьшением реальных доходов граждан, малые предприятия подвергаются риску более всего», — говорит глава компании Дмитрий Пепеляев. Выручки, полученной от предпринимательской деятельности, зачастую не хватает на платежи по кредитам. У «Стопдолга» клиентов-физлиц больше, чем ИП. Валентина Зебницкая выделяет две основные группы: финансово неграмотные люди, падкие на рекламные акции банков и магазинов: взяли в кредит оборудование для своего предприятия, а тут им еще банк подарил кредитную карту, и они на радостях, не посчитав реальную финансовую нагрузку, начинают ею пользоваться. И те, у кого случился форс-мажор: умер родственник, помогавший выплачивать кредит, супруги развелись, забыв разделить кредиты, сам заемщик тяжело заболел или потерял работу.

Как правило, должник проходит через несколько стадий. Сначала, когда он не может внести очередной платеж, он начинает занимать у близких и друзей в надежде, что потом что-то изменится. Когда ему перестают одалживать, он идет в другие банки. Если кредитная история еще хорошая, ему выдают кредитную карту или увеличивают лимит по текущей, а если нет, он начинает обращаться в микрофинансовые организации. «Для того чтобы погасить ежемесячный платеж, допустим, кредита под 20% годовых, он оформляет микрозайм под 700% годовых. С точки зрения логики — ошибочное действие, даже судьи часто удивляются, — комментирует Валентина Зебницкая. — Но вот таков уровень финансовой грамотности в стране».

Фото: Pixabay / pexels
Фото: Pixabay / pexels

Главы компаний, занимающиеся проблемными задолженностями, напоминают, что банкротство — крайняя мера. Если вы должны больше 500 тыс. руб. и не гасите кредит более трех месяцев, выбора у вас нет — закон обязывает признать себя банкротом. Если до этого еще далеко, нужно следить за основным критерием — уровнем закредитованности по отношению к доходу. Пепеляев поясняет, что кредитная нагрузка не должна превышать 30% дохода. Если она составляет от 30 до 50%, с ней уже тяжело справляться и нужно думать о возможной реструктуризации кредитов, чтобы ее снизить. «Если кредитная нагрузка составляет более 50% от дохода, это опасная ситуация, велик риск наступления просроченной задолженности», — комментирует юрист. Человек, неоднократно просрочивший платеж, сталкивается сначала со службами взыскания организаций, в которых был взят кредит, а примерно через полгода те продают долг коллекторам.

Если промедлить, процедуру банкротства могут инициировать кредиторы, и она пройдет так, как выгодно им. Должник, в частности, рискует потерять все имущество. Один из клиентов «Стопдолга» — ИП из Кемерово, владелец магазинчика по продаже межкомнатных дверей, брал у поставщиков товар на реализацию. Брал займы в МФО — и на личные нужды, и на бизнес, но дела шли не очень хорошо и возникли проблемы с возвратом. Консультировался в «Стопдолге» насчет банкротства, но решение затягивал. В конце концов кредиторы подали на него в суд первыми и выиграли дело. Приставы арестовали и реализовали имущество и товар, который фактически принадлежал поставщикам. Бизнесмен обратился к юристам снова, но сделать уже ничего было нельзя. Кредиторы получили назад свои деньги, а ИП остался с новыми долгами перед поставщиками.

Как ни странно, параллельно с взысканием долга тот же банк может втягивать клиента в новые кредитные отношения. «У банков план. До смешного доходит: клиент в процедуре банкротства, и представители банка-кредитора звонят и предлагают карту как постоянному клиенту. Он перезванивает нам: что, можно брать? ..» — вспоминает Зебницкая.

Кто не поможет обанкротиться

Когда у физлица или ИП явные трудности с выплатой долга, он начинает искать юридической помощи и часто натыкается на некомпетентного или недобросовестного юриста или и вовсе на мошенников. Как понять, что вы имеете дело с неспециалистом?

Обязательно обратите внимание, сколько выходов из ситуации вам показывают, советует Зебницкая. «Если юрист сразу говорит: «Банкротство — ни в коем случае», — не объясняя, почему именно вам оно противопоказано, это подозрительно. И если, наоборот, утверждает, что банкротству альтернативы нет, — тоже подозрительно. Потому что путей решения проблемы на самом деле три: есть еще реструктуризация кредита и юридическое сопровождение проблемной задолженности», — поясняет эксперт. Банкротство — шаг кардинальный, и начинать с него во многих случаях не стоит. Юрист, который предлагает только один вариант, либо недостаточно квалифицирован, либо действует не в интересах клиента, а проталкивает нужное его компании решение. Не слишком этична и ситуация, когда юристы говорят, что стоимость услуг зависит от того, как долго будет идти процедура. Клиент никак не может повлиять на ее продолжительность, а вот сами юристы и арбитражный управляющий вполне могут ее затянуть.

Есть и просто недобросовестные компании, которые позиционируют себя как юридические, но таковыми не являются. «Они, например, гарантируют выкуп долгов: якобы у них есть некий реестр клиентов, с которым они приходят в банки и предлагают выкупить долги физлиц за 5% от суммы долга, — говорит Зебницкая. — Клиенту всего лишь надо заплатить скромные 12–15 тыс. руб. за включение в этот самый реестр. Мошенники проводят акции «приведи друга-банкрота и получи 1 тыс. руб.», выдают красивые сертификаты — мол, ваш долг выкуплен у такого-то банка». На самом деле, разумеется, банки никогда не ведут переговоры со странными людьми с улицы, а такие конторы закрываются примерно через три месяца после открытия, поясняет эксперт.

Фото: Michele Limina / Bloomberg
Фото: Michele Limina / Bloomberg

Еще одна очень распространенная схема: компания обещает спрятать имущество должника от взыскания кредиторами. «Мол, мы переоформим машину и квартиру на некий кооператив, а с вами заключим договор безвозмездного пользования. Клиент переводит на них все, а потом этот кооператив прекращает все договоры и уходит в другой регион», — рассказывает Зебницкая. Должник остается без имущества и по-прежнему с долгами.

Поэтому, прежде чем обращаться в юридическую компанию, надо выяснить, какие судебные решения в пользу банкротящихся она уже помогла принять. Желательно, чтобы юристы сотрудничали с арбитражным управляющим, который заранее, до подачи заявления, изучит ваше дело и скажет, возьмется ли за него.

Кто не может стать банкротом

Дмитрий Пепеляев выделяет два случая, когда процедура банкротства человеку не подходит. Первый — это наличие залогового имущества (ипотека, автокредит), так как оно будет реализовано в процедуре в счет погашения задолженности перед кредиторами. Второй — наличие у клиента судимости по статьям, связанным с мошенничеством, такие не допускаются к процедуре. Валентина Зебницкая напоминает: при процедуре банкротства поднимаются сделки за три года и некоторые из них могут быть признаны незаконными. Нужно иметь в виду и то, что в процедуре банкротства не списываются алименты, штрафы ГИБДД и выплаты за нанесение вреда здоровью.

Недобросовестным клиентам юридические компании иногда отказывают на первой же консультации или после сбора документов. «У нас есть репутация не только перед клиентами, но и перед кредиторами. Если мы начнем массово брать таких клиентов, кредиторы будут более пристально смотреть на наши дела и ждать подвоха», — поясняет Зебницкая. Как-то раз в «Стопдолг» на голубом глазу обратился фигурант дела о мошенничестве. Еще один несостоявшийся клиент уверял, что за прошедшие три года не участвовал ни в одной сделке, хотя за последний год он купил и продал около 50 автомобилей. «Объективный маркер, по которому можно распознать мошенничество: если у человека крупные кредиты, которые он взял относительно недавно, то есть он преднамеренно берет большие суммы и сразу же подает на банкротство, даже не пытаясь их гасить», — добавляет Пепеляев.

Наконец, у будущего банкрота, как ни парадоксально это звучит, должны найтись деньги. Они нужны на финансирование процедуры: 25 тыс. руб. на арбитражного управляющего, 300 руб. на госпошлину и 12–16 тыс. руб. на судебные издержки, например на обязательные публикации о банкротстве. Как правило, эту сумму надо положить на депозит суда. Расценки на услуги юристов зависят от сложности дела — идет ли речь о долге в 400 тыс. руб. или в 40 млн руб., за который кредиторы будут биться до последнего. В среднем оплата труда юристов, работающих с предпринимателями, составляет от 100 тыс. до 250 тыс. руб. Некоторые юридические компании, в том числе «Стопдолг», предоставляет своим клиентам рассрочку и кредиты от банков-партнеров, которые, разумеется, берет третье лицо — как правило, кто-то из родственников.

Как проходит процедура банкротства

Юристы совместно с клиентом собирают пакет документов и подают заявление о банкротстве в суд. Суд признает должника банкротом и назначает одну из процедур: реструктуризация долга (если у банкрота есть доход и возможность как-то договориться с кредиторами) или реализация имущества.

Если выбран второй вариант, арбитражный управляющий анализирует дела за три последних года на предмет недобросовестных сделок, например продажи имущества по нерыночной цене, перевода имущества на родственников или подозрительного дарения. Анализирует, что можно продать и какую часть дохода направить кредиторам (суд оставляет банкроту единственное жилье, если оно не в ипотеке, прожиточный минимум, определенную сумму на содержание детей и жизненно необходимые траты вроде лекарств). Арбитражный управляющий готовит отчет и рекомендует суду списать либо не списывать остаток долга. Вырученные деньги делятся между кредиторами, вовремя подавшими заявление о своих финансовых претензиях.

На финальном судебном заседании судья выносит вердикт: процедуру завершить, остаток долга списать (или не списать по таким-то основаниям).

Фото: Rawpixel / pexels
Фото: Rawpixel / pexels

Какие ограничения банкротство налагает на физлиц

1. Запрет в течение пяти лет регистрировать ИП или ООО.

2. Запрет в течение трех лет занимать управляющие должности, связанные с финансами в компаниях.

3. В течение пяти лет человек должен уведомлять потенциальных кредиторов о том, что он прошел процедуру банкротства.

Когда суд может отказать в банкротстве

По оценке самих юристов, новый закон о банкротстве работает. Прежде всего стало намного легче договориться с банками о реструктуризации кредита, объяснив, что альтернатива — банкротство. «Более того, раза два люди, начавшие процедуру банкротства, принципиально отказывались от предложения банка о реструктуризации: когда-то этот банк отказал им в подобной просьбе», — говорит Валентина Зебницкая. По ее словам, случаев, когда суд оставлял в силе задолженности, очень немного.

Например, в практике «Стопдолга» был случай, когда в ходе процедуры у клиента улучшилось материальное положение и к тому же появилась перспектива вырасти до руководителя компании. Он решил не банкротиться, а гасить долг и просто перестал финансировать процедуру (а арбитражный управляющий, как и положено, подал ходатайство процедуру прекратить и долг не списывать). Кроме того, руководительница компании упоминает пример, когда один из судов Новосибирска не стал прощать долг банкроту, который, взяв кредит, переехал из скромного жилья в большой дом и подал иск о банкротстве. Ему предложили изменить жилищные условия обратно. «Иначе хороший был бы лайфхак — продай плохую квартиру, купи хорошую и обанкроться», — смеется Зебницкая. Не списали долг и человеку, рассказавшему, что проиграл все кредитные деньги на автоматах: с точки зрения суда это недобросовестное поведение.

Дмитрий Пепеляев вспоминает несколько случаев успешного проведения банкротства компаний. Так, самарец Виталий Фудашкин владел ООО «Альтернатива», занимавшимся производством бритвенных станков. Для расширения бизнеса он брал кредиты. Из-за жалоб в надзорные органы, написанной, по его словам, конкурентами, его производство посетили пожарные, санитарно-эпидемиологическая служба и налоговая. Из-за ограничений, наложенных на производство, Фудашкин не смог выплачивать кредит, и его продукция на 4 млн руб. была арестована. За восемь месяцев «Правде» удалось списать 3,8 млн руб. из этой суммы. Полностью удалось списать долг другого самарца — Александра Каухова, занимавшегося торговлей кожаными изделиями и пострадавшего из-за обвала рубля в 2014 году (предприниматель закупал товар за границей за доллары).

Требования закона к признанию себя банкротом для ИП не отличаются от требований к обычному гражданину, как и сама процедура банкротства и расчета с кредиторами. Разница только в последствиях: если ИП признают банкротом, его лишают этого статуса и лицензий на осуществление предпринимательской деятельности, и в течение пяти лет после завершения процедуры реализации имущества человек не может снова получить статус ИП или занимать руководящие должности (а если речь идет о кредитной организации, то и все десять).

Тем не менее настоящего предпринимателя печальный опыт часто не ломает. Один из клиентов «Стопдолга», хозяин автомастерской, в 2014 году разорился, поскольку закупил огромную партию японских запчастей за валюту и не смог реализовать их по новой цене: клиенты отказывались от ремонта. Через полгода после банкротства и списания долга на 5 млн руб. его предприятие работало на прежнем месте — хозяином официально стал один из родственников предпринимателя. Сам он сделал выводы из ситуации и с тех пор успешно ведет бизнес.