РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно

Как конструкторы батутов запустили тренажеры для пациентов

Медицина IT Кейсы РБК
Братья Забабуро шли от «аналога» к цифре, от развлечений — к серьезным проблемам. Опыт производства пляжных аттракционов применили в разработке 5D-кинотеатров, а затем сделали VR-тренажер для людей с травмами мышц
Андрей Забабуро
Андрей Забабуро (Фото: Сергей Гудилин для РБК)

Стартапы, разрабатывающие технологии виртуальной реальности, — одни из главных революционеров в индустрии спорта и фитнеса. Атлеты начинают использовать VR для подготовки к Олимпийским играм, а американский стартап Zwift, разработавший оборудование, которое превращает занятия на велотренажере в увлекательное путешествие и азартное соревнование, сумел привлечь $120 млн инвестиций.

Свой вклад в развитие VR-тренажеров решили внести минские инженеры и предприниматели Андрей и Сергей Забабуро. Братья сперва занимались производством пляжных аттракционов — батутов и катапульт, затем освоили цифровые — 5D-кинотеатры. Теперь они разработали тренажер Flyser, позволяющий сделать увлечение виртуальной реальностью полезным для здоровья. Разработкой заинтересовались организации, которые братья изначально не рассматривали в качестве клиентов, — медицинские учреждения. С помощью виртуальных полетов на тренажерах врачи-ортопеды начали лечить пациентов с травмами опорно-двигательного аппарата.

Катапульта в бизнес

Сидя на задней парте, ученик шестого класса обычной минской школы Андрей Забабуро незаметно для учителя вращал ручку крошечной дрели, сверля дырочки в электронных платах: собирал то приемник, то цветомузыкальную установку, то блок радиоуправления для машинки, придуманной младшим братом Сергеем. Все карманные деньги братья оставляли в магазине «Электроника». «В десятом классе я сам собрал и настроил компьютер «Спектрум», а дисковод (в середине 1980-х программы в основном записывались на обычную магнитофонную пленку) появился у нас одним из первых в школе. Пришлось отдать половину денег, заработанных летом в лесхозе», — вспоминает Андрей Забабуро.

В 2005 году Андрей, к тому времени получивший образование инженера-электронщика, и Сергей, специалист в области машин и механизмов, открыли собственный бизнес. Сперва он был далек от электроники — братья разрабатывали и производили парковые аттракционы. В ассортименте имелись батутные комплексы для одного и нескольких человек, симулятор родео «Дикий бык», 15-метровая катапульта с эластичными жгутами и большая катапульта на двух человек высотой 35 м. За три года работы их компания «Планета аттракционов» продала более 300 установок в Россию и несколько других стран СНГ. Охотнее всего их приобретали владельцы пляжного бизнеса.

Андрей Забабуро (слева) и Сергей Забабуро
Андрей Забабуро (слева) и Сергей Забабуро (Фото: Сергей Гудилин для РБК)

«С самого начала мы придерживались принципа «не делать лажу»: следовали нормам по проектированию, предписанным ГОСТами, — например, закладывали шестикратный запас прочности, — рассказывает 44-летний Андрей Забабуро. — В итоге наши аттракционы не требовали особого технического обслуживания. Мы до сих пор встречаем в российских городах наших «Диких быков», которых не делаем уже десять лет, и они до сих пор работают». Братья-электронщики одними из первых на постсоветском пространстве снабдили свои батуты блоком управления, который автоматически опускал человека на поверхность батута и следил за временем сеанса. Ведущие подсчет времени блоки решили одну из основных проблем владельцев аттракционов: справились с нечестными операторами, норовившими положить в свой карман большую часть выручки. За три года работы (до 2008 года включительно) Забабуро продали более 200 своих аттракционов, выручив почти $2 млн.

5D-класс

В конце 2000-х братья почувствовали, что настало время для более технологичных развлечений. В крупные города приходила мода на аттракционы с использованием стереокино, но оборудование для так называемых 5D-кинотеатров было громоздким и неудобным: его установка занимала несколько недель, оно требовало розеток на 380 В, что не позволяло разместить его во многих «хлебных» местах вроде торговых центров. Цена тоже не радовала — $45–60 тыс. за шестиместный кинотеатр. Изображение формировалось, как правило, «пассивным» методом — двумя проекторами. Это не лучшим образом отражалось на картинке и нередко было рассогласовано с движениями платформы, что в лучшем случае портило эффект присутствия, а в худшем — приводило к неприятным ощущениям вроде тошноты и головокружения.

В 2009 году Забабуро разработали и выпустили на российский рынок 5D-кинотеатр «СтереоЛайф». Установка стоила всего $15 тыс., на ее сборку из модулей уходило четыре часа, она занимала всего 20 кв. м площади и имела динамическую платформу с собственными алгоритмами управления. На платформе четыре кресла располагались в один ряд — братья провели небольшое исследование и выяснили, что посетители неохотно садятся во втором ряду. Наконец, огромным преимуществом была возможность работать с 220 В. «Разрабатывая кинотеатр, мы почти отчаялись, — вспоминает Андрей Забабуро. — Ни один стандартный алгоритм не хотел работать должным образом. Чуть нагрузка не так распределилась (более тяжелый посетитель сел на край, например), все — перекос платформы. Когда мы уже почти сдались, знакомый программист порекомендовал изучить «нечеткую логику», позволявшую строить более гибкие алгоритмы. Месяц на чтение литературы, разработку и тестирование — и все заработало как часы».

Забабуро использовали активный затворный метод стереоизображения, при котором изображение поочередно передается на каждый глаз, закупили дорогие, но обеспечивающие яркую картинку очки у компании Xpand и добавили яркие спецэффекты — брызги воды, вспышки света, дым, ветер. «Помню, на выставке Российской ассоциации парков и производителей аттракционов в 2009 году к нам подходили конкуренты и говорили, что мы демпингом «рушим рынок», и интересовались, не страшно ли нам будет ходить по улице. Но мы выросли в военном городке, где пацаны с детства дрались, взрывали порох и патроны и делали много опасных вещей», — комментирует Андрей Забабуро.

Братья считают, что внесли свою лепту в то, что цена на билеты в российские 5D-кинотеатры с 2009 года по 2014-й упала в 2,5 раза — с 500 до 200 руб. за пятиминутный сеанс. В этот период спрос на стереоформат во всем мире рос — во многом благодаря фильму «Аватар» и нескольким другим масштабным премьерам. За эти пять лет Забабуро продали более 600 своих кинотеатров. По их словам, обычно кинотеатр окупался максимум за три месяца, а иногда и за месяц. «Приятно было, когда человек приезжал познакомиться и убедиться, что он не потеряет взятые в кредит деньги, а через год уже на новом Land Cruiser заезжал просто на кофе, чтобы поговорить о планах», — говорит Андрей Забабуро.

Стереофильмы длительностью 4–6 минут для своих кинотеатров братья тоже снимали сами. «Собственная студия позволила нам не зависеть от поставщиков типа nWave, theJuice, фильмы которых для большинства клиентов были очень дороги (от $1,5 тыс. за годовой показ), а выпускать свои фильмы в три—пять раз дешевле», — поясняет Забабуро. На основе одного из таких фильмов, Sunny Bunnies, посвященного приключениям в мире «солнечных кроликов», белорусская студия Digital Light Studio, партнер «СтереоЛайфа», в 2015 году сняла одноименный детский анимационный сериал, который транслируется на каналах Disney по всему миру.

С появлением шлемов виртуальной реальности создатели «СтереоЛайф» начали разрабатывать VR-симуляторы: например, «Рифтер» (виртуальный кинотеатр на два сидячих места), интерактивный игровой симулятор «Флаер» и т.п. Благодаря участию в крупных международных выставках и взлету интереса к VR, который начался в середине 2010-х, им удалось наладить поставки более чем в 30 стран по всему миру — США, Канаду, Россию, страны ЕС и т.д. В 2018 году торговля игровыми тренажерами и контентом для них, который делала та же собственная студия, что и ролики для 5D-кинотеатров, принесла «СтереоЛайфу» 120 млн руб. выручки. Из прибыли от аттракционов братья финансировали свою новую разработку — виртуальный тренажер Flyser.

Фото: Сергей Гудилин для РБК
Фото: Сергей Гудилин для РБК

Прототипы из фанеры и труб

Страстные спортсмены (Сергей — опытный марафонец, Андрей — поклонник велоспорта и скоростного катания на роликовых коньках), братья Забабуро давно хотели придумать VR-тренажер, который помогал бы поддерживать физическую форму. «Однажды я мыл посуду (люблю это делать — хороший способ очистить мозг от текучки), и мне в голову пришла идея аппарата, на котором пользователь мог бы «летать», управляя руками», — вспоминает Андрей Забабуро.

Брату идея понравилась, и в конце августа 2018 года Забабуро на собственном производстве всего за день сделали первый прототип будущего тренажера Flyser — из фанеры и труб. Через две недели появился второй, металлический прототип с ограниченными углами наклонов, еще через две недели — третий, с переработанными узлами, позволившими увеличить углы наклона втрое. Готовый тренажер напоминает укрепленную внутри металлической рамки подвижную скамейку для тренировок по тяжелой атлетике. Лежа на ней, человек в шлеме виртуальной реальности управляет поворотом скамейки с помощью двух рукояток.

Братья отправили четыре тренажера на одну из крупнейших в США выставок развлекательного оборудования IAAPA-2018, которая проводилась в американском Орландо. На протяжении всей выставки все четыре устройства были заняты посетителями, говорят Забабуро. Многие катались по два-три раза подряд, уходили вспотевшими, отмечая, что это была отличная тренировка. «Мы думали, вот она — золотая жила! Но нас ждало горькое разочарование, — вспоминает Андрей Забабуро. — Все хотели готовый бизнес, а у нас не было контента для Flyser — только тестовые игры для выставки. Зато мы убедились, что направление выбрано верно, и обзавелись хорошими контактами».

Успех шлема виртуальной реальности для спортзалов Blackbox VR, получившего премию крупнейшей мировой выставки потребительской электроники CES-2018 в номинации «Лучший стартап», заставил создателей Flyser буквально за месяц до начала CES-2019 вместо отпуска улететь в Лас-Вегас. Им стоило немалых трудов доказать организаторам, что Flyser был придуман всего несколько месяцев назад и подходит для зоны стартапов. Пришлось прислать фотографии и видеозаписи всех прототипов, рассказывает Андрей Забабуро.

Летаю и лечусь

Когда братья только разрабатывали прототипы Flyser, они показывали их клиентам, покупавшим их VR-аттракционы. Один из них, врач по образованию, навел братьев на мысль, что их аппарат можно применять в качестве тренажера при восстановительной терапии. Так началось сотрудничество «СтереоЛайф» с реабилитационными центрами. Первым из них был минский центр «Симметрия», чьи травматологи-ортопеды начали использовать тренажер для лечения мышц верхнего плечевого пояса и детского сколиоза. Затем компания договорилась о партнерстве с минским центром реальной инклюзии «Эрудит».

Сейчас компания выпустила три версии Flyser, адаптированные под разные сферы использования (реабилитация, фитнес, сфера развлечений), и разрабатывает контент для всех трех направлений, чтобы выйти на рынок с готовыми решениями. Все упирается в инвестиции — чтобы активнее развиваться по всем направлениям, нужно много денег, говорит Андрей Забабуро. По мере разработки методик восстановительной терапии компания планирует участвовать в медицинских выставках и поставлять медучреждениям оборудование и методики. Этот канал продаж, по мнению братьев, станет основным — за годовое использование одной методики они собираются брать от $1 тыс. до $5 тыс.

Компания пока не открыла продажи устройства и тратит на его продвижение около $10 тыс. в месяц. «Мы запустили программу, которую в шутку называем «Нефть в обмен на продовольствие»: бесплатно предоставляем Flyser студиям — разработчикам игр, институтам, реабилитационным центрам и прочим специалистам и компаниям, чтобы те разрабатывали методики, адаптировали игры и популяризировали тренажер», — комментирует Андрей Забабуро. Запросов на покупку устройства, по словам Забабуро, немало. Братья планируют начать зарабатывать на Flyser уже в этом году (ориентировочная стоимость тренажера с контентом — около $6,5 тыс.). Первым делом будут продавать версию для аркадных VR-центров по существующим каналам поставки.

Сергей Забабуро
Сергей Забабуро (Фото: Сергей Гудилин для РБК)

Братья планируют зарабатывать на продаже подписки на контент для Flyser. «Дело в том, что Flyser сам по себе — это просто тренажер, который без соответствующего ПО не даст нового опыта пользователю, — комментирует Андрей Забабуро. — А вот предоставление Flyser по подписке позволит попробовать оборудование и новую технологию за приемлемые деньги, а не вкладывать сразу приличную сумму в покупку. Это поможет распространению оборудования и технологии и, что очень важно для привлечения инвестиций, обеспечит нам постоянный доход».

Взгляд со стороны

«Данное устройство выглядит как прототип»

Илья Флакс, генеральный директор Fibrum

«Мы пять лет на рынке и за это время видели множество попыток интеграции VR с фитнесом. Ни одна не ушла дальше прототипа, который показывали на конференциях. Три-четыре года назад мы думали о том, чтобы объединить VR-шлем с велотренажером. Но на одной из конференций увидели похожее решение, которое, к сожалению, было недостаточно качественным. Мы решили не возвращаться к этой теме. Технология работает, если служит дополнением к стандартным методам: я могу пойти в фитнес, а тут еще есть VR, который дает дополнительные удобства.

Что до устройств типа Flyser, нужны исследования и тесты на фокус-группах. Данное устройство выглядит как прототип, а как оно будет работать в «боевых» условиях, пока непонятно. У меня есть сомнения на этот счет, так как находиться в горизонтальном положении в шлеме не слишком удобно. Кроме того, чтобы использовать Flyser в фитнес-клубах, ему потребуется специальная сертификация — ведь если посетителю станет плохо на тренажере, иск он подаст против клуба, а не против разработчиков. Когда мы обсуждали использование VR с крупными фитнес-клубами, камень преткновения был именно в такой сертификации».

«Flyser — интересная и перспективная история»

Наташа Флокси, генеральный директор Cerevrum

«Технологии VR отлично работают в реабилитации уже не первый год и сильно развились за последнее время — например, после серьезных травм экзоскелет в комбинации с VR-системой применяется, чтобы восстановить пациентам мышечную память. Использовать VR в фитнесе труднее: например, очки не должны запотевать. Тем не менее в 2015 году возникло несколько стартапов, предлагавших использование VR в велотренировках, и время показало, что это интересно — людям нравится «ехать» то по лесу, то по тундре, то по пустыне, где угодно. Поэтому Flyser — интересная и перспективная история».