РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно

Предправления Wintershall Марио Мерен — РБК:

«Некоторые люди делают «Северный поток-2» рискованным или политическим»
Менеджмент Статьи РБК
Предправления немецкой Wintershall Марио Мерен в интервью РБК рассказал об условиях слияния с DEA Михаила Фридмана и финансировании строительства «Северного потока-2»
Марио Мерен
Марио Мерен (Фото: Максим Блинов / РИА Новости)

«Никогда не понимал, почему отказ от строительства «Северного потока-2» улучшил бы ситуацию для кого-либо»

— Wintershall — один из главных сторонников «Северного потока-2» в Европе. Но недавно депутат Европарламента от Германии Манфред Вебер заявил, что у ЕС есть инструменты для его блокировки. Обсуждал ли с вами «Газпром» возможность остановки проекта?

— Мы не обсуждали такую возможность. Я настроен очень оптимистично и уверен, что проект будет построен и введен в эксплуатацию. За одним исключением (Дании. — РБК) мы получили все разрешения, строительство продолжается. Треть газопровода уже построена. Например, в Германии проложена труба. Проект развивается, мы поддерживаем его финансово и продолжим это делать.

— Нет способов заблокировать проект?

— Европарламент сейчас принимает решение о резолюции. Существует много людей с самыми разными мнениями по поводу проекта, которые они охотно оглашают. Это нормально, у каждого человека может быть свое мнение. Но с точки зрения интересов Европы проект имеет смысл — нам нужен газ, нам нужно диверсифицировать газовую инфраструктуру. Чем больше газа мы сможем получить, тем лучше для Европы, потому что это сделает газ более конкурентоспособным относительно других источников энергии. Это позволит улучшить климатическую ситуацию, потому что мы снизим выбросы углекислого газа. Я никогда не понимал, почему отказ от строительства газопровода улучшил бы ситуацию для кого-либо.

— Обсуждается изменение Газовой директивы ЕС, которое подчинит «Северный поток-2» Третьему энергопакету, запрещающему совмещать транспортировку и продажу газа. Как вы оцениваете решение о дополнении директивы?

— Я не могу судить, изменит ли это дополнение что-нибудь для проекта. Принято решение соответствующими органами Евросоюза, теперь оно должно быть передано законодателям Германии. Когда к ним перейдет этот вопрос, оператор проекта «Северный поток-2» сможет обсудить с сетевым регулятором Германии, что это дополнение означает, каковы последствия для проекта. Для нас, как для финансового инвестора, я на самом деле не вижу никакого влияния. Мы финансируем проект, даем деньги в кредит и получаем по нему проценты. Три типичные сферы для регулирования — разделение видов экономической деятельности, определение тарифов и доступ третьих сторон [к газопроводу] — это не то, что представляет для нас, как Wintershall, особую важность.

— То, что дискуссии переходят от Еврокомиссии на уровень немецких властей, — хорошая новость для вас?

— Хорошая новость в том, что страны — члены EC договорились о чем-то, и теперь мы видим, как это будет закреплено в законодательстве и что это значит. Хорошо или плохо то, что это [решение перешло] к Германии, я не знаю. Факт состоит в том, что газопровод должен выйти на поверхность [из Балтийского моря] на территории Германии, поэтому это вполне очевидно и было так с самого начала: если вы меняете что-то в законодательстве, то необходимо привлечь Германию, единственную европейскую страну, на территории которой он пройдет.

— Вы видите поддержку со стороны властей Германии?

— На сегодняшний момент я вижу поддержку проекта со стороны правительства Германии в целом. Его позиция состоит в том, что это прежде всего коммерческий проект. Германия недавно решила отказаться от угля и четко дала понять, что для этого потребуется больше газа. Важно иметь новые пути транспортировки дополнительных объемов газа. У властей Германии есть свои правила, и обычно они поступают в соответствии с этими правилами. Раз изменения законодательства (Газовой директивы. — РБК) на их стороне, я не думаю, что нам нужна поддержка. Нам нужно прорабатывать требования, это происходит в Германии очень открыто. Я уверен, что проектная компания и регулятор сделают все, что необходимо.

— «Северный поток-2» до сих пор не получил внешнего финансирования, хотя изначально предполагалось, что кредиты от банков покроют 70% бюджета, а «Газпром» и его партнеры — 30%. Вы готовы к тому, что эта структура будет пересмотрена и инвесторам придется покрыть все 100%?