РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно

Предприниматели назвали основные барьеры для роста бизнеса в России

Менеджмент Статьи РБК
За три года малые и средние предприятия подверглись «естественному отбору» — те, кто выжил, научились работать в условиях жесткой экономии. Тяжелее всего приходится микропредприятиям

Большинство малых и средних предпринимателей считают главным барьером для роста своего бизнеса слишком высокую налоговую нагрузку. Этот фактор упомянули 52% предпринимателей, опрошенных в ходе Индекса RSBI — ежеквартального исследования настроений малого и среднего бизнеса, проведенного «Опорой России», Промсвязьбанком и агентством Magram Market Research. Чуть реже предприниматели упоминали сложную экономическую ситуацию (49%). Далее идут высокие издержки (33%), частые изменения в законодательстве (24%) и несколько других факторов. В опросе приняли участие владельцы и топ-менеджеры 2300 компаний сектора МСБ из 24 регионов России.

Характерно, что частота упоминания тех или иных препятствий для роста не зависела от размера бизнеса респондента. Исключение составляют лишь частые проверки контролирующих органов: чаще всего они беспокоят средний бизнес (23% участников опроса), реже всего — микробизнес (11%). Зато острота тех или иных факторов заметно различается по сферам, где заняты предприниматели: например, респондентам из сферы производства меньше, чем их коллегам из сферы торговли и услуг, мешают высокая налоговая нагрузка (47%) и частые изменения в законодательстве (20%), зато их сильнее беспокоит низкий уровень квалификации персонала (11%).

Предпринимателей также просили охарактеризовать бизнес-стратегию своего предприятия. Стоит отметить, что тот же самый вопрос респондентам задавали в 2015 году, что дает возможность оценить динамику состояния МСБ. В целом, сравнивая показатели 2015 и 2018 годов, можно отметить небольшую положительную динамику. «На наш взгляд, положительная динамика в первую очередь вызвана отсутствием резких экономических изменений в 2018 году, — считает Наталия Турунова, исполнительный директор независимого исследовательского агентства Magram Market Research. — 2015 год был кризисным: он прошел на фоне резкого ослабления курса рубля по отношению к иностранным валютам. Прошлый же год был довольно стабильным, серьезных экономических потрясений не наблюдалось. Кроме того, предприниматели окончательно осознали, что сложности в российской экономике не временное явление, и научились жить и работать в существующих условиях». Вполне вероятно, что динамика могла бы быть еще лучше, однако принятие закона о повышении ставки НДС не прибавило бизнесу оптимизма, считает эксперт.

Так, несколько снизилась доля компаний, описывающих свою стратегию как выживание: если в конце 2015 года их было 23%, то в конце 2018-го — 20%. С 37 до 34% снизилось количество компаний, вынужденных оптимизировать издержки. Хотя «разумная экономия» по-прежнему остается основной по значимости бизнес-стратегией сектора МСБ. «Бизнес не может очень долго находиться в стадии выживания и сокращать издержки несколько лет подряд, — говорит Александр Молоканов, руководитель по стратегическому развитию блока «Средний и малый бизнес» Промсвязьбанка. — Выживать можно полгода или год, а затем нужно принимать кардинальное решение о продолжении работы или закрытии бизнеса. То же касается и оптимизации издержек: можно срезать лишний жирок, но дальше резать по живому уже нельзя».

Можно с уверенностью сказать, что доля «выживающих» и «экономящих» снизилась за счет перехода в категории «стабильных» и «развивающихся». С 30% в 2015-м до 34% в 2018 году выросла доля предприятий, характеризующих свое положение как стабильное. И с 5 до 8% увеличилась доля компаний, развивающихся в новых направлениях. Однако следует отметить, что это вынужденное развитие, поскольку с его помощью предприниматели пытаются справиться с трудностями, возникшими по основным направлениям деятельности их компаний. «Те компании, которые сейчас находятся в стадии выживания или оптимизации издержек, это, скорее всего, уже не те компании, что в 2016 году. Сложные периоды в жизни бизнеса могут быть связаны как с общей ситуацией в экономике, так и с другими тенденциями, например с усилением позиций крупных вертикально интегрированных компаний или с цифровизацией», — говорит Молоканов.

Примечательно, что за три года снизилась, пусть и незначительно (с 5 до 4%), доля компаний, характеризующих свою бизнес-стратегию как рост. «И тогда, и сейчас бизнес в России чувствует себя не очень хорошо. При этом в США аналогичный индексу RSBI Индекс деловой активности МСБ, который рассчитывает американский банк Wells Fargo, находится в зоне высокого оптимизма с начала 2014 года, а в конце 2018 года вообще достиг рекордных значений», — напоминает Молоканов.

При этом очевидно, что позитивные изменения коснулись в основном малого и среднего бизнеса. В микробизнесе ситуация, скорее, ухудшилась. В частности, доля микрокомпаний, которые характеризуют положение дел как выживание, увеличилась с 23 до 27%. «Ухудшение положения микробизнеса можно назвать вполне закономерным, — считает Наталия Турунова. — Прежде всего к микробизнесу в основном относятся компании сферы услуг или торговли. То есть их конечными пользователями являются люди. С одной стороны, рост цен на ЖКХ и бензин, колебания курса валют приводят к падению реальных доходов населения, а значит, и к снижению его покупательской способности. С другой стороны, эти же факторы заставляют бизнес повышать цены на свои товары и услуги. Получается замкнутый круг». Кроме того, подчеркивает эксперт, налоговая нагрузка на малый бизнес не становится легче, а меры государственной поддержки по-прежнему остаются не слишком популярными среди микробизнеса.

Доля «экономящих» микропредприятий за три года практически не изменилась (36%), а доля компаний, демонстрирующих стабильность, снизилась с 30 до 28%. Также в микробизнесе наблюдается самая низкая доля растущих компаний — 2%. «По нашему мнению, основной причиной ухудшения является спад покупательной способности населения, которое чаще всего является потребителем продукции и услуг микробизнеса, — говорит Александр Молоканов. — Всего лишь 3% микропредприятий описали свою стратегию как рост, что отражает крайне пессимистичные взгляды на их перспективы. Пожалуй, это также говорит о высокой конкуренции на рынке».