Как отчеты об устойчивом развитии помогают находить деньги на Западе

ВЭД Инвестиции Статьи РБК
Начало года — горячая пора. Компании отчитываются за прошлый год, инвесторы этого с нетерпением ожидают. С недавних пор количество трудов удвоилось: к финансовым документам добавился отчет об устойчивом развитии. Это — новое требование западных партнеров
Фото: Дарья Барышникова
Фото: Дарья Барышникова
Мир бизнеса изменился 25 сентября 2015 года. ООН приняла программу «Преобразование нашего мира: повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года», которая направлена на достижение человечеством лучшего будущего за три пятилетки. Критерием прекрасного определено достижение 17 целей — «Целей устойчивого развития», а работать над этим должны все: и общество, и власти, и бизнес. Передовое западное деловое сообщество быстро адаптировалось к новым требованиям и стало распространять их на партнеров из развивающихся стран, в том числе и из России.

Средством контроля за вкладом российского бизнеса в будущее Земли для западных институтов являются корпоративные Отчеты об устойчивом развитии. В них компании рассказывают о проведенных и планируемых мероприятиях и программах в области экологии, охраны природы, промышленной безопасности, охраны труда, заботы о персонале и т.д., цель которых — улучшение качества жизни человека. Наряду с финансовой отчетностью отчетность в области устойчивого развития становится must have для компаний, работающих на западных рынках или заинтересованных в привлечении тамошних инвесторов. Без нее сотрудничества уже не получается.

Комментарий эксперта

Игорь Цой, директор по связям с инвесторами «Группы ЛСР»:

«На сегодняшний день меняется мандат инвестиционных фондов и институциональных инвесторов по аллокации (выделению и распределению ограниченных ресурсов. — «РБК Pro») средств. Если раньше их в основном интересовали только финансовые и операционные показатели, то сейчас все больше внимания они обращают на метрики ESG (Environmental, Social and Governance, экологические, социальные и управленческие показатели. — «РБК Pro»), а их отсутствие не дает им возможности аллокировать средства. Пока это не является официальным критерием, нефинансовая отчетность добровольна, но мы видим, что в будущем она станет обязательной».

Многие компании, имеющие опыт подготовки и публикации нефинансовой отчетности, согласны, что это эффективный канал взаимодействия со стейкхолдерами (заинтересованными сторонами). Таким образом бизнес показывает «стремление к постоянному совершенствованию и готовность работать с использованием прозрачных и понятных правил отчетности», уверена директор по устойчивому развитию Polymetal Дарья Гончарова. Отчетность об устойчивом развитии стала прикладным инструментом коммуникаций, связанным с растущими в мире трендами на учет факторов ESG при инвестировании, согласны в АФК «Система».

Догоним и перегоним

По состоянию на 31 января 2019 года в Национальном регистре нефинансовых отчетов, который ведет Российский союз промышленников и предпринимателей, внесено 176 компаний и зарегистрировано 924 отчета, выпущенных с 2000 года. Среди них 314 касаются именно деятельности в области устойчивого развития, причем львиная доля отчетов опубликована в 2017–2018 годах и содержит информацию за 2016–2017 годы. В основном это крупные компании сырьевого и энергетического сектора, имеющие листинг на российских и западных биржах. Российские компании также выпускают отчетность по одному или нескольким направлениям устойчивого развития — социальную или экологическую, многие интегрируют нефинансовые показатели в годовые отчеты.

За рубежом эти показатели на порядки больше. Эксперты Института устойчивых инвестиций (SI) на основании исследования, проведенного в 2018 году, делают вывод, что отчетность по устойчивому развитию для крупных публичных компаний во всем мире стала нормой. В 2018 году 78% компаний, входящих в S&P 500, опубликовали отчеты об устойчивом развитии за предыдущий отчетный период, интегрированные с показателями экологической и социальной эффективности. Уровень отчетности об устойчивом развитии для крупнейших компаний мира еще выше и достигает 93%, отмечается в исследовании.

Отечественный бизнес в скором времени придет к сопоставимым показателям раскрытия нефинансовой отчетности в течение пяти лет, и драйвером станут крупнейшие компании, имеющие листинг и испытывающее сильное давление со стороны инвесторов, уверен руководитель группы операционных рисков и устойчивого развития КПМГ в России и СНГ Игорь Коротецкий.

Под давлением

Обеспечение соответствия бизнеса требованиям и запросам инвесторов сегодня является одним из ключевых мотивов активного развития российского бизнеса в области устойчивого развития, подтвердило исследование рейтингового агентства SGM. Эту причину выделяют 43% респондентов агентства из числа российских предприятий.

«Мы получили соответствующие рекомендации от иностранных инвесторов около года назад. Они мягко предупредили нас о том, что если мы не будем выпускать отчетность в области устойчивого развития по стандартам GRI, то они не смогут больше выделять нам средства», — рассказал директор по связям с инвесторами «Группы ЛСР» Игорь Цой. После этого компания приняла решение о подготовке соответствующих документов: первый отчет об устойчивом развитии «Группа ЛСР» опубликовала в октябре 2018 года на основе данных за 2017 год и сейчас ведет работу над отчетом по итогам 2018 года.

Игорь Коротецкий, руководитель группы операционных рисков и устойчивого развития КПМГ в России и СНГ:

«Сейчас идет новая волна со стороны западных инвесторов — они хотят получать больше информации о факторах создания фундаментальной стоимости, бизнес-модели корпорации и об операционных рисках для бизнеса, таких как риски в области охраны труда и промышленной безопасности и экологические риски. Отчеты об устойчивом развитии как раз дают информацию об этих рисках и том, что компании делают для их минимизации».

По словам Игоря Коротецкого, публикация отчетов об устойчивом развитии становится показателем принадлежности к элитарному клубу компаний, которые находятся на высоком уровне развития.

Добровольно-принудительно

На данный момент в России раскрытие нефинансовой отчетности компаниями — дело добровольное. Но ситуация может измениться уже в ближайшем будущем. На рассмотрении правительства находится проект федерального закона «О публичной нефинансовой отчетности». Он разработан на основе утвержденной правительством РФ в 2017 году концепции развития публичной нефинансовой отчетности в России, и после принятия станет ключевым документом в сфере регулирования нефинансовой отчетности крупных российских компаний, говорит президент — генеральный директор ПАО «ИК РУСС-ИНВЕСТ», заместитель председателя Управляющего совета национальной сети Глобального договора ООН Александр Бычков.

«Если этот закон будет утвержден в виде, близком к тому, что есть сейчас, то количество компаний, которые подпадут под обязательство раскрывать нефинансовую отчетность, вплотную приблизится к тысяче», — полагает партнер ФБК Grant Thornton Владимир Скобарев.

В России есть ряд регламентирующих публикацию нефинансовой отчетности документов, не носящих характер закона. Это директива председателя правительства РФ от 2012 года, которая предписывает необходимость регулярной публикации нефинансовых отчетов для 22 государственных компаний, и Кодекс корпоративного управления Центробанка РФ от 2014 года. Его нормы рекомендованы к применению акционерным обществам, ценные бумаги которых торгуются на бирже.

Компании, чьи бумаги торгуются на западных биржах и/или работающие на зарубежных рынках, должны соответствовать международным требованиям по раскрытию нефинансовой отчетности. «Мы как компания с листингом на Лондонской фондовой бирже (LSE) обязаны раскрывать в отчетности нефинансовые данные. Например, выбросы парниковых газов, численность женщин в разных категориях персонала», — подтверждает Дарья Гончарова.

По наблюдениям директора департамента долгового рынка Московской биржи Глеба Шевеленкова, компании при публикации нефинансовой отчетности в основном пользуются Руководством по отчетности в области устойчивого развития (Global Reporting Initiative, GRI), Международным стандартом интегрированной отчетности (МСИО), рекомендациями Социальной хартии российского бизнеса и Базовыми индикаторами РСПП. Также существуют отраслевые стандарты, например Руководство по отчетности для компаний нефтегазовой отрасли (IPIECA).

Долго ли, коротко ли

Работа над отчетом по устойчивому развитию носит непрерывный характер, но на непосредственное изготовление документа в российской компании уходит до 5 месяцев.

Примерный график работы таков:

  • Январь — анализ и подготовка концепции, обсуждение.
  • Февраль — сбор информации с подразделений.
  • Март — сбор итоговых количественных показателей.
  • Апрель — написание текста и подбор визуального контента.
  • Май—июнь — согласование отчета в инстанциях и публикация.
  • Июль—декабрь — получение обратной связи и консультации со стейкхолдерами

На Западе все происходит быстрее — там отчетность может быть готова уже в феврале.

Отчеты готовятся силами ответственного подразделения или с помощью привлеченных консультантов. Например, в ПАО «Детский мир» подготовка отчета об устойчивом развитии до прошлого года входила в зону ответственности управления по внешним и внутренним коммуникациям, рассказывает его руководитель Надежда Киселева. В 2018 году компания приняла решение о подготовке интегрированного отчета по итогам 2017 года, к проекту подключился департамент по связям с инвесторами.

Картина или витрина?

У любой компании всегда есть соблазн сделать из своего Отчета об устойчивом развитии выставку достижений. Ряд опрошенных «РБК Pro» экспертов с изрядной долей осторожности говорят о реальности картины, отражаемой в российских отчетах по устойчивому развитию. «Сейчас можно наблюдать тенденции, когда некоторые компании превращают свои отчеты в пиар-продукты, показывающие исключительно сильные стороны компании и не содержащие достаточно глубокого анализа результатов деятельности в отчетном году», — отметили в пресс-службе ПАО «РусГидро».

Надежда Киселева, начальник управления по внешним и внутренним коммуникациям ПАО «Детский мир»:

«Отчет об устойчивом развитии — прерогатива публичных компаний, которые в известной степени проявляют естественную осторожность, акцентируя больше внимания на констатации и декларации того, что уже сделано, чем на обещаниях и планах на будущее — нет ничего хуже, чем не выполнить обязательства. Степень объективность картины, которую рисует отчет, во многом зависит от лидера компании».

Значительная часть компаний прибегает к услугам аудиторов для подтверждения и верификации информации, отражаемой в отчетах. Наличие отчета в любом случае говорит о компании гораздо больше, чем его отсутствие, но дает больше уверенности, когда качество раскрытия информации подтверждено внешней оценкой, считают в АФК «Система».

Дарья Гончарова, директор по устойчивому развитию Polymetal:

«Лично мне внушают доверие отчеты с точными количественными данными и аудиторским заключением. Но в целом реальность зависит от стиля изложения: нередко компании с помощью маркетинговых и визуальных приемов производят общее положительное впечатление, но при этом у них могут быть серьезные проблемы, которые они намеренно не выделяют».

Опыт крупных западных корпораций, которые были пойманы на подтасовке ESG-показателей, говорит, что это дорогое удовольствие. Достаточно вспомнить скандал 2015 года вокруг Volkswagen. Автоконцерн попался на публикации некорректных данных о вредных выхлопах своих машин — бдительность проявило Агентство охраны окружающей среды США. Над корпорацией нависла угроза огромного штрафа. На фоне этих новостей акции VW потеряли в стоимости 30%, упав до отметки 2010 года. В 2016 году концерн прогнозировал убытки от скандала в размере €16,2 млрд. В феврале 2017 года VW заявил, что потратил на урегулирование конфликта $4,3 млрд.

По данным исследования Deloitte, если компанию вдруг упоминают в новостях в связи с нарушением прав человека, это приводит к падению ее капитализации в среднем на $892 млн.

Отчеты для экономики

Большинство опрошенных экспертов указывают на то, что раскрытие отчетности об устойчивом развитии и внедрение в стратегии российских компании соответствующих практик рассчитаны на долгосрочный период, и немедленных экономических результатов ждать не стоит. Однако примеры компаний, которые все-таки эти результаты получили, говорят о том, что игра стоит свеч.

  • Polymetal в апреле 2018 года подписал с банком ING соглашение о преобразовании действующего двустороннего кредита на сумму $80 млн в кредит, привязанный к показателям устойчивого развития. Условия соглашения подразумевали, что в случае улучшения рейтинга Sustainalitics «Полиметалла» процентная ставка по кредиту будет снижена, и наоборот. В итоге компания заняла первое место в мировом рейтинге компаний металлургической отрасли по версии независимого агентства Sustainalytics и получила право на максимальный дисконт к процентной ставке по этому кредиту.
  • Компания «Сахалин Энерджи», оператор проекта «Сахалин-2», выпускает нефинансовую отчетность по стандартам GRI с 2009 года. В компании уверены, что применение социально ответственного подхода расширяет возможности привлечения проектного финансирования. Доказательством этого стал рекордный для России объем заемных средств, полученных в рамках проектного финансирования проекта «Сахалин-2» — $6,7 млрд. В «Сахалин Энерджи» считают, что это свидетельствует о высоком уровне доверия к производственной, экологической и социальной ответственности компании со стороны международных финансовых институтов.
  • Единственная в российском секторе ЖКХ компания, регулярно публикующая нефинансовую отчетность, «Новогор-Прикамье», выпустила первый такой документ в 2006 году. Тогда собственником предприятия был «Интеррос», планировалось привлечение кредитов, в том числе зарубежных. Компания обращалась в ЕБРР с просьбой о финансировании программы капитальных инвестиций в систему водоснабжения и водоотведения в размере €30 млн сроком на 10 лет. Западные инвесторы выдвинули встречные условия. В 2007 году собственником компании стал «КЭС-Холдинг». В январе 2008 года банк выдал «Новогору» 1,5 млрд руб. на 8 лет для модернизации коммунальной структуры Пермского края.

Экономические результаты для компаний выражаются в увеличении круга контрагентов за счет тех, кто озабочен вопросами устойчивого развития, а также расширением инвесторской базы за счет фондов и инвесторов, ориентированных только на «зеленые» проекты, отмечает Глеб Шевеленков.

Всегда готов?

Подавляющее большинство экспертов уверены в том, что российская аудитория не готова к принятию решений на основе отчетов об устойчивом развитии. Сейчас в России не более 5–10% потребителей готовы покупать товары и услуги у социально ответственных компаний, говорит Александр Бычков.

«Массового потребителя в первую очередь сегодня интересует цена и качество продукции. Ключевыми адресатами отчетов об устойчивом развитии скорее являются западные инвесторы, западные корпоративные контрагенты и отчасти госорганы», — считает Игорь Коротецкий.

Драйверами развития темы устойчивого развития в России эксперты называют новые финансовые инструменты, например «зеленые» облигации, разработку российских биржевых ESG-индексов и совершенствование регуляторики.

По мнению Владимира Скобарева, в последние годы в России все большее количество компаний, в первую очередь крупных и публичных, реализуют на практике принципы устойчивого развития. На их более глубокое проникновение в повседневную жизнь потребуется значительный срок, от 10 до 15 лет. Многие связывают это с взрослением и упрочением позиций в обществе представителей поколений Y и Z, которые нацелены на ответственное потребление и заинтересованы в устойчивом развитии.