РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно

Цифровизация по-русски: что обеспечит развитие интернета вещей в России

Разработка ПО IT Цифровизация Исследования ЦСП «Платформа»
ЦСП «Платформа» в партнерстве с компанией Schneider Electric провели исследование российского IoT-рынка в России и рассказали, что такое цифровизация по-русски и как компании встраиваются в цифровую экономику
Фото:Chris Ratcliffe / Bloomberg
Фото: Chris Ratcliffe / Bloomberg

Особенности российского рынка интернета вещей (IoT)

1. Отставание от мировых показателей

По доле интернета вещей в ВВП Россия отстает в 5,4 раза от Европы и в семь раз от США.

Основные причины отставания

Менталитет: Россия — страна консервативная, не склонная к системным технологическим экспериментам.

Неравномерное развитие нормативно-правовой и регуляторной базы: многие действующие нормативы, регламентирующие деятельность предприятий, разработаны более 30 лет назад и не учитывают возможностей современных систем дистанционного мониторинга.

Нестабильность экономики: дефицит инвестиций в высокотехнологические отрасли; влияние санкций — прежде всего ограниченный доступ к трансферу технологий и импорту готовых решений усугубляется санкциями, в том числе недоступностью трансфера технологий. Слабая внутренняя конкуренция: это тормозит внедрение ИT-технологий и цифровую трансформацию.

Инертность менеджмента и персонала крупных компаний: руководство консервативно, кадры часто ротируются, линейный персонал сопротивляется новшествам.

Низкая ИT-грамотность населения.

2. «Продуктовый дисбаланс» между ПО и «железом»

В России сильные производители программного обеспечения: на ПО приходится до 90% всего ИT-рынка. Однако производство «железа» занимает скромные положение. Микроэлектроника как отрасль умерла вместе с СССР: в стране нет наработанных компетенций по массовому производству процессоров, серверов, модемов, датчиков.

3. Сильная неоднородность и фрагментарность IoT-рынка

В России нет единых национальных стандартов сбора и обработки данных, слишком много платформ и большой разрыв между компаниями по уровню внедрения ИT-технологий. При этом неоднородность внедрения IoT-технологий наблюдается:
— между отраслями;
— между компаниями внутри одной отрасли;
— между производственными процессами внутри одной компании.

Хотя в России развиты цифровые госуслуги, которыми уже пользуются около 80 млн человек, доля организаций, использующих в работе CRM (цифровые системы управления отношениями с клиентами), в среднем по стране не превышает 10,3%, а средний показатель внедрения ERP (системы планирования ресурсов предприятия) — 12,2%.

Кроме того, российский рынок критически отстает во внедрении ИT-технологий, которые бизнес-сообщество считает наиболее востребованными: интернет вещей, робототехника, искусственный интеллект. Это связано с установками менеджмента, финансированием, конкуренцией, размером компании, большим количеством аналогового оборудования.

4. Активная роль государства как регулятора и заказчика цифровой трансформации

Государство в России в последние годы прагматично взялось за цифровую экономику в стране. С одной стороны, в такой ситуации даже небольшие частные ИT-компании получают шанс пробиться и получить контракт у крупной госкорпорации. С другой — при директивном внедрении даже необходимых и полезных инициатив часто возникает негативный фон. Кроме того, есть риск постепенной бюрократизации всех процессов, связанных с построением цифровой экономики. Государство через подконтрольные ему корпорации начнет диктовать, как должны развиваться ИT-технологии в России.

Плюсы:

— продвижение и популяризация высоких технологий;

— внедрение интернета вещей в социальных отраслях (транспорт, ЖКХ);

— бюджетное финансирование на ИТ-развитие;

— корректировка законодательства нормативно-правовой базы.

Минусы:

— директивный характер внедрения технологий интернета вещей в компаниях с госучастием;

— неэффективное использование бюджетных средств;

— инертность бюрократической машины;

— снижение конкуренции.

5. Преимущественно сырьевая специализация промышленного интернета вещей (IIoT)

Отраслевая структура внедрения технологий промышленного интернета вещей в целом отражает структуру российской экономики. Среди лидеров — добывающие и перерабатывающие отрасли. При этом в России промышленные IoT-устройства активнее внедряют на производствах, то есть на статичных объектах недвижимого имущества, в отличие от Европы, где технологии в первую очередь запускают на «движимом имуществе» — в сферах транспорта и логистики.
Эти особенности могут быть как продолжением «сырьевого проклятия», так и возможностью страновой специализации России на мировом рынке IoT-технологий. В перспективе российские компании могут экспортировать IoT-решения для нефтегазового сектора, нефтехимии, металлургии, сделанные изначально по заказу российских отраслевых предприятий. Предпосылки для оптимизма — емкий и платежеспособный внутренний рынок, растущая потребность сырьевых компаний в цифровой трансформации.

Фото: Alex Kraus / Bloomberg
Фото: Alex Kraus / Bloomberg

Что требуется для развития IoT-рынка

Со стороны государства — стимулирование, а не принуждение:
— развивать нормативно-правовую базу в части регулирования производственных процессов;
— разработать комплекс мер, стимулирующих спрос на IoT-решения для коммерческих компаний;
— увеличить бюджетное финансирование научных и инженерных школ, связанных с разработкой и внедрением IoT, с возможным активным участием бизнес-структур.

Со стороны бизнеса — больше «железа»:
— расширить производство аппаратных средств IoT за счет локализации производств и выпуска собственной номенклатуры;
— проводить инкубацию IoT-стартапов, ориентированных на внешние рынки;
— развивать новые протоколы связи, используемые в IoT, с появлением крупных федеральных игроков в этой области (в т.ч. на базе существующих телекоммуникационных компаний);
— создать универсальные протоколы для сбора и передачи данных с промышленного и другого оборудования, производимого в России (по возможности в рамках сотрудничества с крупными мировыми производителями).

Со стороны компаний — потребителей IoT ­— инвестиции в кадры:
— своевременно переобучать и повышать квалификацию менеджмента и персонала — руководителей среднего звена, инженеров, технологов по мере цифровизации производственных процессов.

Со стороны отраслевых НКО — инициатива:
— участвовать в стратегическом планировании развития IoT-отрасли.