РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно
РБК Pro
— сервис для вашего бизнеса. Зарегистрируйтесь и получите доступ ко всем материалам. Первые 30 дней бесплатно.

Руками не трогать: почему новый закон не закроет контактные зоопарки

Индустрия развлечений Право Статьи РБК
Владельцы заведений в этом формате уверены, что законодательного запрета на их деятельность не наложат. Но опасаются, что внешне незначимые юридические детали и давление со стороны общества убьют их бизнес быстрее, чем прямой запрет
Фото:Евгений Биятов / РИА Новости
Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

Закон о животных

Принятый в декабре 2018 года и вступивший в силу в нынешнем январе закон «Об ответственном обращении с животными» помимо частных лиц, которым теперь, например, запрещено усыплять питомцев по своему желанию, касается предпринимателей, использующих животных в коммерческих целях. Таких видов бизнеса немало: зоопарки, цирки, дельфинарии, контактные зоопарки, кафе, где содержатся коты, ежи, совы и т.п. Ст. 15 «Требования к использованию животных в культурно-зрелищных целях и их содержанию» упомянутого закона вступает в силу с января 2020 года. Но некоторые владельцы заведений, где содержатся животные, уже чувствуют тревогу за свой бизнес и даже пишут в Госдуму, стараясь внести вклад в разработку актов, регулирующих положения нового закона. Другие проекты — например, передвижные дельфинарии — могут попасть под уже действующую статью о жестоком обращении с животными, считают зоозащитники.

Есть контакт

Лишь в Москве, согласно данным 2ГИС, работают более 40 контактных зоопарков, где посетители могут кормить, гладить и брать на руки животных. Многие из этих заведений не отличаются гуманизмом: животных содержат в тесных клетках, у них нет никакой возможности избежать контакта с посетителями, считающими, что за свои деньги они получили возможность тискать животных, сколько им вздумается. Новый закон запрещает использование животных в культурно-зрелищных целях — предоставление зрителям или посетителям физического контакта с животными. Многие зоозащитники надеются, что даже если документ не приведет к полному закрытию контактных зоопарков, то всерьез осложнит жизнь владельцев, которые не заботятся о животных.

«Например, даст возможность привлечь к ответственности людей вроде тех, что предлагали мамам с детьми погладить болотную сову в крупном московском ТЦ, — говорит директор реабилитационного центра «Тюлень» Лора Белоиван. — Сова была в ужасном состоянии, с ней грубо обращались, но с этими людьми ничего нельзя было сделать, кроме как пригрозить обвинением в незаконном предпринимательстве. Они даже показали ветеринарный паспорт без печатей, в котором значился вид, не существующий в природе. В итоге охранники их прогнали, но они же просто перешли в другой торговый центр».

Формулировки закона запрещают делать физический контакт с животными основой бизнеса, однако разрешает проводить мероприятия, во время которых этот контакт возможен — при условии, что у животных есть помещение, где они могут беспрепятственно укрыться в любой момент, когда захотят (то есть животных нельзя будет держать в обычных клетках, потребуются вольеры со специальной закрытой частью). Многие владельцы контактных зоопарков подчеркивают, что такая возможность у их животных уже есть. «У нас животные, которых в принципе можно погладить, вольны в любой момент уйти от контакта, — уточняет Андрей Голощапов, владелец экопарка «Zooград», расположенного в поселке Пушкинские Горы. — Мы не контактный зоопарк, хотя нас часто так называют». Такая же свобода, например, есть у животных, обитающих в «Доме енота» в Хотьково.

Владельцы контактных зоопарков считают, что формулировки закона настолько туманны, что, скорее всего, он не приведет даже к закрытию заведений, расположенных в ТЦ (такие зоопарки обычно вызывают самую яростную критику). Деятельность, предусматривающая «использование животных в культурно-зрелищных целях», допускается в местах их содержания, а местом содержания животного согласно закону может быть не только здание и строение, но и помещение. И если животное зарегистрировано именно там, никаких проблем нет.

Большинство опрошенных владельцев контактных зоопарков пока не знают, как новый закон повлияет на их бизнес. «К сожалению, когда закон разрабатывался, с нами никто из законодателей не встречался, не спрашивал, какие у нас есть предложения, — сетует основатель сети «Трогательный зоопарк» Игорь Остапенко. — Если все будет сделано правильно, мы как добросовестные держатели контактных зоопарков будем только рады — с рынка уйдут недобросовестные коллеги, которые мешают нам и возбуждают общественность». Новый закон обязывает владельцев зоопарков, зоосадов, цирков, зоотеатров, дельфинариев и океанариумов получить лицензию на свою деятельность лишь к 1 января 2022 года. «Правила игры еще не определены, — комментирует предприниматель. — Пока не понятно, каким критериям нужно будет соответствовать, чтобы получить лицензии, какие надзорные органы их будут выдавать».

Фото: Юлия Бежанова для РБК
Фото: Юлия Бежанова для РБК

Но есть и те, кто считает, что закон, не запрещая деятельность контактных зоопарков напрямую, фактически приведет к тому, что люди перестанут в них ходить. «Чтобы контактный зоопарк не попал под закрытие, ему придется перепрофилироваться. Сохранить прежнюю прибыльность, на мой взгляд, будет сложно. Основным видом его деятельности больше не может быть предоставление посетителю физического контакта с животными, а люди платят именно за то, чтобы погладить, например, енота. Зоопарк станет бесконтактным, и это существенно уменьшит его привлекательность для посетителей», — считает Илья Смирнов, основатель и совладелец антикафе «Котиссимо».

С ним соглашается владелец известного московского контактного зоопарка, пожелавший сохранить анонимность. По мнению предпринимателя, этот вид деятельности скоро исчезнет. Спасти бизнес поможет переезд в отдельное здание, но только в том случае, если на новом месте будет прежняя хорошая проходимость, считает он. Отметим, что даже оптимистично настроенный Остапенко еще до принятия закона закрыл все свои зоопарки в ТЦ. Сейчас у него два зоопарка в отдельно стоящих зданиях и два в парках. Предприниматель заморозил развитие бизнеса в России и строит уже второй контактный зоопарк в Грузии. «Если нас закроют, будем продолжать свою миссию в другой стране, — говорит он. — Жаль, что тогда многие российские городские дети так не увидят овечку или козу. Бывает, что малыши приходят, показывают на ослика и говорят: я узнал, это свинка Пеппа! Природу нужно познавать не по телевизору».

Пирожки с котятами

Еще один тип заведений, чьи владельцы пребывают в ожидании подзаконных актов с более точными формулировками, — антикафе, где в качестве элемента антуража содержатся животные. Пока что они чувствуют себя довольно спокойно — большинство таких кафе зарегистрированы как учреждения клубного типа, а не как поставщики услуг общественного питания и по большей части неуязвимы даже для санитарной инспекции. «Когда закон только приняли, СМИ решили быстро дать ему общую оценку, и в «Эсквайре» появилась статья, в которой говорилось, что теперь запрещается использовать животных в барах и ресторанах, а значит, под запрет попадают и котокафе, — говорит Илья Смирнов. — Но в законе ни слова про общепит нет. Запрет на содержание животных в заведениях общественного питания существует, но регулируется совершенно другими нормами, а котокафе таковыми и вовсе не являются». Тем не менее тему подхватили и начали бурно развивать, и теперь многие убеждены, что котокафе вне закона, говорит предприниматель.

«У нас не общепит: слово «кафе» в названии — дань истории создания таких заведений, — поясняет Владимир Кузин, основатель котокафе «Котики и люди». — Кроме того, главной целью нашего существования не является контакт с животным. Все наши коты бездомные, мы — приют. Они не проводят у нас всю жизнь, мы их спасаем, держим у себя, чтобы они нашли новых хозяев, и они регулярно от нас уезжают». По его словам, есть, однако, и антикафе, где животные содержатся всю жизнь, и судьба таких заведений пока не ясна.

Фото: Владислав Шатило / РБК
Фото: Владислав Шатило / РБК

Неопределенность чувствуют даже те, кто приветствует новый закон. «Я долго ждал его: мне важно, чтобы животные содержались в надлежащих условиях, — говорит Марк Лобынцев, владелец антикафе «Совиный дом» и совладелец ежиного антикафе «Ежеминутка». — Хочу работать в рамках закона и четко понимать, что я могу делать, а что нет. На сегодняшний день мы соответствуем всем требованиям: все наши совы из питомника, прикасаться к ним можно, соблюдая строгие правила, они свободно летают, есть помещение, куда они могут укрыться». Но, добавляет Лобынцев, пока не ясно, как многие моменты будут решаться на практике.

Некоторые предприниматели — и в их числе Илья Смирнов, юрист по профессии — пытаются повлиять на законодателей, занимающихся разработкой подзаконных актов. Основатели и владельцы трех крупнейших котокафе — «Котиссимо», «Котики и люди» и «Республика кошек» — после принятия закона обратились в Госдуму с призывом внимательно отнестись к деталям и рискам реализации нового закона на местах. «Котокафе является коммерческим предприятием: в большинстве случаев котокафе работают в формате антикафе, где посетители платят за время пребывания, — пишут они. — Однако п. 2 ст. 13 федерального закона запрещает «использование домашних животных в предпринимательской деятельности, за исключением случаев, установленных правительством Российской Федерации». Каждая кошка, живущая в заведении, имеет ветеринарный паспорт с указанием владельца (волонтера, занимавшегося ее спасением, сотрудника котокафе и т.д.), таким образом, формально животное может быть признано домашним, а его пребывание в котокафе — нарушением законодательства. В связи с этим от лица российского сообщества энтузиастов котокафе просим предусмотреть выход из подобных ситуаций при разработке соответствующих подзаконных актов».

Казус исполнителя

Многие из владельцев кафе с животными опасаются не законодательных ограничений, а давления со стороны общества, которое с принятием нового закона заметно усилилось. В законе, в частности, говорится, что «граждане <...> могут осуществлять общественный контроль в области обращения с животными в качестве общественных инспекторов». По мнению Ильи Смирнова, совладельца котокафе «Котиссимо», все недовольные существованием заведений с животными теперь получат не только трибуну, но и своего рода полномочия — во всяком случае, легко смогут инициировать проверку. Смирнов отмечает общий «запретительный настрой общества», который мешает работать уже сейчас. «Одна гостья возмутилась: мы пришли, а кошки спят! С ними что-то не так!» — смеется предприниматель.

Жалобы такого рода владельцам зоопарков приходится выслушивать периодически. Например, некоторым посетителям экопарка «Zooград» не нравится, что волки помимо мяса едят овощи и фрукты, а у хорьков в вольере нет гамаков. Владелец зоопарка Андрей Голощапов, который в прошлом году четырежды принимал внеплановую проверку, инициированную жалобами соседей-недоброжелателей, допускает, что теперь инспекция будет приходить еще чаще.

Фото: Юлия Бежанова для РБК
Фото: Юлия Бежанова для РБК

5 февраля Коптевский районный суд Москвы на 45 суток приостановил деятельность антикафе «Мопс тайм», мотивировав решение тем, что владельцы не смогли предоставить справки о прививках от бешенства содержащихся в заведении семи мопсов. «Это хороший пример общественной истерии, — говорит Илья Смирнов. — Все началось с поста посетительницы в Instagram: мопсы в плохом состоянии, висят на руках, как тряпочки. Дальше пришли зоозащитники, телевидение, владельцев начали травить во всех соцсетях». Несмотря на то что независимая экспертиза подтвердила, что животные здоровы физически и психически, после проверки Роспотребнадзора суд приостановил деятельность кафе, которое, по словам Смирнова, фактически закрылось еще до этого решения. «А теперь мы можем ожидать учащения так называемых казусов исполнителя: придет чиновник, спросит: у вас кошек гладить можно? Мы скажем: да, можно — все, физический контакт, закрываем заведение. И даже если не закроют, времени и нервов на восстановление справедливости уйдет немало», — прогнозирует предприниматель.

Лора Белоиван беспокоится, что общественное давление может затронуть даже реабилитационные центры для диких животных, которые не зарегистрированы как юрлица, а ведь после закрытия контактных зоопарков они могут стать последним прибежищем для содержавшихся там зверей. «Раньше, если такие люди выхаживали некраснокнижных животных, они никого не волновали, — поясняет она. — Не все могут вернуться в естественную среду. Кто-то попал к человеку слишком маленьким и не успел научиться у родителей охоте. А раненые хищные птицы даже после остеосинтеза крыла не всегда могут продуктивно охотиться — точность полета меняется в худшую сторону».

В защиту «мормлеков»

Зоозащитники надеются, что уже действующие статьи закона можно применить для закрытия передвижных дельфинариев, которые перевозят животных из города в город в небольших контейнерах, порой под палящим солнцем, а по прибытии на место выпускают в крошечный бассейн. По мнению директора реабилитационного центра «Тюлень», под запрет попадают не только передвижные, а абсолютно все дельфинарии. «Весь адаптационный период «мормлека» (морского млекопитающего. — РБК), изъятого из природы, — это ломка его психики, — говорит Белоиван. — Животное помещают в заведомо плохие условия, в очень тесные вольеры, объясняя это необходимостью легкого доступа для ветеринарных манипуляций и кормления, но главная цель — чтобы животное смирилось с такими условиями и, попав в дельфинарий, где условия чуть лучше, радовалось бы и этому. Дельфинарии нового поколения, конечно, комфортнее старых, но они все равно чудовищны».

Сегодня нормы содержания морских млекопитающих в неволе не установлены. По словам Лоры Белоиван, в большинстве дельфинариев животные сидят между выступлениями в тесных отсадниках. «Мало того, что они глубоко несчастны и их подкалывают транквилизаторами, из-за бактериологического фона они, как правило, страдают кожными заболеваниями», — констатирует специалист. Велика вероятность, что принятые к лету 2019 года подзаконные акты не изменят условия содержания к лучшему: они могут допускать обтекаемые формулировки, которые владельцы животных будут трактовать в свою пользу.