РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно
Виктор Достов

Конкурентная комиссия: как решить проблему эквайринга без запретов

Финансы и бухгалтерия IT Право Статьи РБК
Законодательное ограничение банковских комиссий лишь переложит издержки на потребителей. Ситуация изменится, если банки почувствуют конкуренцию со стороны других платежных систем

Банкиры о квазиналоге

В дискуссию о слишком высоком (до 3%) квазиналоге на розничных торговцев в виде комиссии по карточным платежам, начавшуюся после выступления Владимира Путина на форуме «Деловой России», быстро втянулись банкиры. Президент банка «ФК Открытие» Михаил Задорнов опроверг данные о 3%, и действительно, крупные и средние ретейлеры платят в разы меньше. А глава Сбербанка Герман Греф сослался на дотирование банками платежной инфраструктуры в торговых точках. При всей уместности этих аргументов обычному гражданину непонятно, зачем банки берут три или даже один процент от платежа за то, чтобы поменять местами несколько байтов на паре банковских серверов.

Однако вопрос на самом деле гораздо более сложен. Точнее, вопросов два — во-первых, никто не знает, какими должны быть справедливые комиссии и, во-вторых, как их технически установить. Первый заключает в себе множество развилок — во сколько и кому обходится инфраструктура приема платежей, все эти серверы, каналы, хранилища данных, карты, терминалы на торговых точках, гарантии по взаиморасчетам, договорная работа, комплаенс, процессинг НСПК и так далее. На него мог бы ответить свободный рынок, но банковский рынок никогда таковым не был. На второй есть простой, понятный и абсолютно не работающий ответ — принудительное установление комиссий.

Перемещение ущерба

Историю такого регулирования можно изучать на недавнем примере США. В 2011 году там была принята так называемая поправка Дурбина к знаменитому закону Додда — Франка, который должен был изменить правила работы финансового и банковского бизнеса и не допустить нового кризиса.

Поправка принудительно ограничила размер межбанковской комиссии в США до 21 цента плюс 0,05% от размера платежа (в среднем это на 37,5% меньше, чем по старым правилам). Итог? По данным исследования Федерального резервного банка Ричмонда, 57,6% магазинов вообще не почувствовали никакой разницы, расходы на прием карт снизились только у 11,1%. А у 31,3% продавцов и вовсе возросли, поскольку максимальная ставка была выражена в абсолютных цифрах, а не относительных. Одним словом, треть магазинов стала платить больше, а не меньше. Неудивительно, что конечные потребители в целом скорее проиграли. Только 10,9% продавцов цены снизили, а 12,4% их даже повысили.

Выпадающие доходы банков тоже были компенсированы за счет клиентов: количество счетов с бесплатным обслуживанием за три года после принятия поправки сократилось примерно на 30%, обслуживание платных счетов стало дороже. В итоге наиболее бедные домохозяйства уже не могут позволить себе банковский счет и пользуются услугами микрофинансовых организаций, обналичивают чеки через небанковские организации, то есть платят еще больше. Наконец, были частично свернуты программы поощрений клиентов. Таким образом, поправка Дурбина мало повлияла на суммарные затраты на проведение платежей, просто переложив их частично с магазинов на плечи покупателей — клиентов банков.

Без карты

Запас доходности в нынешних комиссиях, несомненно, есть — диапазон их широк, участники платежной цепочки не бедствуют, за счет комиссий финансируются поощрительные программы от миль до кешбэков. Но убрать этот запас простым регулированием невозможно — мы лишь переложим расходы ретейла на покупателей. Однако есть другой, непростой, но уже понятный путь — создание на рынке платежей реальной конкуренции. Например, с помощью системы быстрых платежей (СБП), которую сейчас запускает ЦБ. Первоначально она будет использоваться для простых, мгновенных и дешевых переводов между физическими лицами. Но ничего не мешает использовать ее и для платежей в магазинах. СБП не использует карточную инфраструктуру, комиссии в ней изначально ниже, а поэтому она может сильно изменить платежный ландшафт, примерно как Wechat и Alipay изменили его в Китае или iDeal — в Нидерландах. Вместо карт можно использовать более дешевые интерфейсы вроде мобильных приложений или QR-кодов. В Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке некарточные платежи по числу транзакций скоро обойдут карточные. В такой ситуации и традиционные платежные системы будут вынуждены быстро развиваться или погибнуть.

Лично мне бы хотелось увидеть в России полный европейский пакет поощрения конкуренции в платежах, включая доступ независимых операторов к управлению банковскими счетами, свободный перенос счета из банка в банк по аналогии с переносом сотовых номеров, обязательный маркетплейс со стандартизированными продуктами и многое другое. Работа в этом направлении идет, и хочется надеяться, что регуляторы пойдут сложным и правильным путем, а не очевидным и с виду эффектным путем административного регулирования комиссий.