Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 90₽ 30₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
PRO Все новости
Война клиента и ретейлера: кто порождает потребительский терроризм Маркетинг, 17:56 Создаем совет директоров: четыре рекомендации среднему бизнесу Менеджмент, 16:47 Как разжечь и поддерживать интерес сотрудников к работе HR, 16:02 Понять и привлечь: HR-вопросы в строительстве Строительство, 15:09 Есть ли проблема гендерного неравенства в российских компаниях HR, 14:06 Лекарство от стагнации: обзор фармрынка от рейтингового агентства НКР Медицина, 13:10 Как онлайн-ретейлеру организовать ИТ-процессы IT, 12:05 Продажа радости: как работает экономика впечатлений в России и за рубежом Маркетинг, 11:44 Нужны ли промышленности «цифровые двойники» Промышленность, 11:00 Ненужный барьер: зачем отменять запрет на онлайн-торговлю алкоголем Потребительские товары, 10:50 В пользу бедных: кто еще достоин Нобелевки по экономике — Bloomberg Финансы, 10:10 Рубен Варданян: успешные люди очень «больные на голову» Менеджмент, 08:58 Еда по спецзаказу: как ЗОЖ видоизменит массовое производство продуктов Пищевая промышленность, 07:55 Биты ретейла: как «звучит» бренд и как музыка влияет на покупателей Маркетинг, 16 окт, 16:41
 
0 
Глава BlaBlaCar — РБК: «Мы оказывали услуги, но ничего не зарабатывали»
IT
Главный управляющий директор BlaBlaCar Николас Брюссон рассказал, за счет чего компания планирует повысить безопасность и надежность своего сервиса, какие новые виды услуг предложит пассажирам и как на ней отразится распространение беспилотных автомобилей
Николас Брюссон (Фото: Владислав Шатило / РБК)

«Если ты не платишь за сервис, то ты сам, твои данные становятся продуктом»

— Выполняет ли BlaBlaCar требование российского законодательства о хранении персональных данных пользователей из России на территории страны?

— Уже около трех лет.

— Есть мнение, что иностранным компаниям организовать хранение данных в России сложно технически и дорого. Это так?

— Мы не раскрываем стоимость, но это несложный процесс. Он просто занимает некоторое время, в нашем случае — около девяти месяцев.

— Какую информацию пользователей вы храните?

— Пользователи предоставляют сервису имя, фамилию, электронную почту и номер мобильного телефона. Это некий уникальный верификатор, к которому привязывается аккаунт — как правило, люди не оформляют на себя десяток номеров. Если пользователь ведет себя ненадлежащим образом (водитель превышает скорость, пользователь, договорившись о поездке, не приходит в назначенное время и место и т.д.), у нас есть возможность заблокировать его на сервисе. Сейчас пользователь может зарегистрировать новый аккаунт на другой номер телефона. Наша задача — повысить уникальность каждого аккаунта. Мы стараемся поощрять пользователей добавлять больше информации о себе, чтобы повышать уникальность каждого аккаунта. Например, пользователь может загрузить свою фотографию, оставлять отзывы и рейтинговать других участников сообщества. Они не обязаны это делать, но большинство соглашаются, поскольку понимают, что это позволит повысить уровень доверия в сообществе.

Николас Брюссон (Фото: Владислав Шатило / РБК)

— Думали о том, чтобы монетизировать данные пользователей?

— Нет. Мы собираем их, чтобы построить доверительную среду. Думаю, если мы начнем использовать информацию, чтобы зарабатывать, пользователи могут решить, что мы предаем их: «Мы предоставили вам свое фото, свои документы, а вы пытаетесь продать нам ботинки или что-то еще на основе информации, которую получили». Кстати, это одна из причин, почему мы ввели комиссию при оплате онлайн. Люди понимают, что если ты не платишь за сервис, то ты сам, твои данные становятся продуктом, который продается. Единственное, для чего мы используем те данные, которые предоставляют пользователи, — оптимизация процесса подбора водителей и попутчиков. Например, в Европе мы внедрили возможность, чтобы водитель мог подбирать новых пассажиров по маршруту следования. То есть, когда мы обладаем большим объемом информации о том, откуда и куда ездят наши пользователи, нам проще их связывать между собой.

Что такое BlaBlaCar

Сервис BlaBlaCar был основан в 2006 году во Франции Фредериком Маззеллой (сейчас занимает пост президента компании). Позволяет водителям автомобилей искать попутчиков для снижения стоимости поездки в определенный пункт назначения. Присутствует в 22 странах мира. По данным Crunchbase, за время существования компания привлекла почти $450 млн финансирования в шести раундах от фондов Accel, Index Ventures, Insight Venture Partners, компаний Baring Vostok Capital и SNCF. Финансовые показатели не раскрываются.

«Ни в одной стране регулятор не диктует нам, как вести свою политику безопасности»

— В ноябре 2018 года вы объявили о приобретении французского онлайн-агрегатора, через который можно приобрести билет на автобус, OuiBus. В чем смысл покупки?

— Мы хотим выйти за рамки карпулинга и теперь агрегируем еще и предложения от автобусных перевозчиков на одной платформе. Аналогичный OuiBus сервис мы сейчас создаем в России — BlaBlaCar Pro. Пока к нему подключено около 200 перевозчиков, будем это число увеличивать. Российский рынок автобусных перевозок в основном находится в офлайне: 95% билетов покупаются в кассах. Но со временем все перейдет в онлайн, и нам бы хотелось стать частью этой трансформации. Молодые люди не понимают, зачем покупать что-то в кассе на вокзале, если это можно сделать онлайн. У BlaBlaCar все поездки оформляются онлайн, и мы могли бы помогать автобусным перевозчикам заполнять свободные места.

— В середине 2018 года Минтрансу поручили создать рабочую группу, которая займется нормативным регулированием карпулинга. BlaBlaCar участвует в этой работе, расскажите о результатах.

— Во многих странах Европы, в США, Великобритании есть четкое определение того, что считать карпулингом. Во Франции, например, поездка считается карпулинговой, если в машине не более пяти человек, а водитель берет 40–50 центов за 1 км или меньше.

В России многие понимают концепцию карпулинга и поддерживают ее, признают, что это позволяет снизить трафик на дорогах, более рационально использовать транспортное средство, улучшать экологическую обстановку. Но до сих пор нет законодательного определения карпулинга. Этим сейчас и занимается рабочая группа. Когда будет готово ее решение и каким оно будет, не могу сказать, но не думаю, что оно повлечет серьезные изменения для BlaBlaCar в России.

— Должен регулятор вмешиваться в политику безопасности сервисов карпулинга?

— Сегодня ни в одной стране регулятор не диктует нам, как вести свою политику безопасности. Мы действуем проактивно и сами внедряем какие-то решения, например идентификацию пользователей по паспорту.

Фото: Charles Platiau / Reuters

— В прошлом году к BlaBlaCar в России предъявляли различные требования как власти, так и автобусные компании. Чем объясняете их? Как оцениваете шансы блокировки сервиса в России?

— Шансы оценить не берусь. Но думаю, что основные претензии до сих пор возникали из-за ошибочного понимания, что такое карпулинг, и мнения, что мы конкурируем с автобусными компаниями. Мы с ними не конкурируем, наоборот, начинаем совместно работать в различных регионах, становясь каналом дистрибуции для них. Другая причина недовольства могла заключаться в том, что иногда на платформе публиковали свои предложения автобусные перевозчики, оказывающие услуги под заказ, которые конкурируют с регулярными перевозчиками. Сейчас мы стараемся полностью исключить такие компании с платформы и будем сотрудничать только с регулярными перевозчиками.

«Постепенно в нашем сообществе водители будут становиться пассажирами»

— Какой была выручка BlaBlaCar в 2018 году?

— Мы не раскрываем финансовые результаты, но могу сказать, что в 2018 году компания глобально стала безубыточной. Это интересно с учетом того, что в отдельных странах, например России, Украине, Мексике, Бразилии, мы пока не начали зарабатывать. Это говорит о том, что у нас сильная бизнес-модель.

— В конце 2018 года BlaBlaCar привлекла €101 млн инвестиций от национального железнодорожного оператора Франции SNCF и существующих инвесторов. На что планируете потратить или уже потратили эти деньги?

— На ускорение роста на всех рынках присутствия. Это маркетинг, увеличение персонала, развитие технологий.

— Планируете проводить новые раунды инвестиций? Делать IPO?

— Привлекать дополнительные инвестиции не планируем, хотим направить все силы на развитие инфраструктуры сервиса. IPO в краткосрочной перспективе — тоже нет. В далеком будущем, скорее всего, проведем. Выход на биржу — это логичный шаг развития для компании.

— В ближайшее время будете выходить в новые страны?

— В 2019 году — нет. За последние шесть-семь лет мы запустились в 22 странах. Надо сконцентрироваться на развитии продукта. Помимо автобусов мы хотим агрегировать другие виды транспорта. Параллельно развиваем BlaBlaLines — сервис для поездок средней длины — 20–30 км. Он пока работает только во Франции. Принцип тот же: водитель едет из пригорода в центр города и может взять попутчика. Но это не замена обычному такси, так как водитель совершает поездку в любом случае, а не по запросу пассажира. То есть он опять же не получает прибыль, но лишь компенсирует транспортные расходы. Подобный подход поможет разгрузить городской трафик, улучшить экологическую обстановку.

Николас Брюссон (Фото: Владислав Шатило / РБК)

— По прогнозу аналитиков, через 10–20 лет по всему миру будут распространены технологии автономного вождения. Как это отразится на вашем сервисе?

— Для такой компании, как наша, сложно думать о том, что случится через десятилетия, ты должен шаг за шагом строить бизнес, пытаться выжить. Но развитие беспилотных автомобилей не должно отразиться на карпулинге, ведь карпулинг — это поиск попутчиков для совместного путешествия. Пассажир и водитель едут из точки А в точку В. Если в автомобиле нет водителя, тогда у пассажира будет выбор — проделать путешествие в одиночестве или разделить его с попутчиком и платить за него меньше. Чтобы найти такого попутчика, потребуется платформа, которой может быть BlaBlaCar. Внедрение беспилотных технологий не произойдет за одну ночь, это будет очень медленное развитие, будет повышаться уровень автономности каждого автомобиля, прежде чем мы получим полностью роботизированное средство передвижения. Также постепенно в нашем сообществе водители будут становиться пассажирами.

«Один из главных запросов аудитории: знать, кто будет водителем или пассажиром»

— Сколько сейчас у BlaBlaCar пользователей?

— Сейчас у BlaBlaCar 70 млн пользователей. Россия — крупнейший рынок, здесь у нас 20 млн пользователей. Это те, кто зарегистрировал аккаунт в сервисе, размер комьюнити.

— В октябре 2018 года вы ввели в России платную подписку (пассажиры должны оплатить доступ к сервису при бронировании поездки на расстояния более 120 км; на один день услуга стоит 149 руб., на месяц — 199 руб.). Это повлияло на количество пользователей?

— Пока платные услуги — это эксперимент. До сих пор в России сервис был бесплатным, мы оказывали услуги, но ничего не зарабатывали почти пять лет. Конечно, нам необходимо начинать монетизировать сервис, иначе мы не сможем внедрять различные полезные функции, в том числе для повышения безопасности. Все эксперименты, в том числе с монетизацией, мы проводим очень аккуратно, учитывая мнение большинства наших пользователей. Число наших пользователей неуклонно растет.

— В конце января вы начали внедрять в России электронную идентификации по паспорту (части пользователей предложили предоставить сервису номер паспорта и срок его действия, ФИО, дату рождения). Верификация станет обязательной?

— Запуск идентификации пользователей по паспорту — сложная задача. Пока мы сделали лишь первый шаг. Будем систему совершенствовать. Точно могу сказать, что, как и в других странах, обязательной эта процедура не будет и в России. Мы не хотим быть слишком навязчивыми, заставлять людей присылать нам свои документы. Прохождение идентификации может стать обязательным только в определенных случаях, например при бронировании поездки на автобусе, если того требует законодательство.

При этом многие пользователи готовы проходить идентификацию добровольно, поскольку это положительно сказывается на построении доверительной среды в сообществе. Мы стараемся поощрять процесс.

— Собираетесь ли внедрять новые платные услуги в России?

Пожалуйста, представьтесь, чтобы получить бесплатный доступ