РБК Pro —  
информационный сервис для предпринимателей и управленцев. Первый месяц — бесплатно
РБК Pro
— сервис для вашего бизнеса. Зарегистрируйтесь и получите доступ ко всем материалам. Первые 30 дней бесплатно.

Почему 2019-й для ретейлеров будет похож на 1993-й

Ретейл Продажи Прогнозы РБК
Розничная торговля переживает сейчас самую глубокую трансформацию за все время своего существования. В чем сходство таких изменений с 1990-ми годами? Борис Агатов, независимый эксперт по внедрению инноваций в ретейле, рассказал «РБК Pro» о будущем отрасли
Фото:Станислав Красильников / ТАСС
Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Усталость системы накапливается долго, но рассыпается она в прах мгновенно, как неожиданно в 1991 году буквально посыпался Советский Союз, и к 1993 году от него уже почти ничего не осталось. Еще, казалось, совсем недавно все граждане входили в майскую свежесть парадов с плакатами «Слава трудовому народу», а в ноябре месили снежную ноябрьскую жижу на демонстрации с растяжками «Слава Великой Октябрьской Социалистической революции». И вдруг те «сердца, которые ждут перемен», когда улеглись эмоции, оказались на открытом просторе нарождающегося капитализма. Иди куда хочешь. Делай что хочешь. Только никто никаких гарантий тебе не дает.

Новая система тогда еще не взросла, а от старой уже ничего не осталось. Предприятия начали закрываться, без работы оказалось множество людей. На смену старым профессиям пришли новые: мерчандайзеры, брокеры, трейдеры, супервайзеры и т.п. И всем стало как-то неуютно, молодежь начала быстро приспосабливаться, поколение постарше, резко снизив свой уровень жизни, стало тихонько адаптироваться к быстро меняющейся жизни.

Вот и сейчас меня снова не оставляет ощущение, что мы в начале 1990-х, когда повсюду возникали кооперативы, товарищества с ограниченной ответственностью. И потихоньку стала появляться прослойка особо продвинутых граждан, которым был не по плечу малиновый пиджак. И кому не достались «заводы, газеты, пароходы», начали посматривать на Запад с вопросом: «А куда бы приложить свою нерастраченную силу, нерастраченную грусть по капиталистическому будущему?» Особо продвинутые не стали в политику играть, а стали смотреть по миру — где бы чего умного увидеть и притащить сюда, чтобы свой «свечной заводик» построить и чтобы кормил он тебя всю жизнь.

Посмотрели и поняли, что бизнес — дело сложное, и так просто, одной идеей, не обойдешься, копировать нужно все — от бизнес-процессов до логотипов, иначе это все не работает по отдельности: «под капотом» у этих западных бизнес-машин довольно сложный, веками оттачиваемый механизм.

Лихие 1990-е: утром выходишь на работу и не знаешь, вернешься ли домой, но зато ниш свободных полно, кругом дефицит, недостаток всего, думать особо и не нужно — взял модель с Запада и шуруй: западный капиталист за тебя уже давно все придумал. Он на это пахал 100 лет, а ты взял даром, проявив русскую смекалку. И вот за 20 лет ты построил то, на что у какого-то Смита, Ганса, Пьера ушло в пять раз больше времени. Вот так или почти так появились торговые сети, торговые центры, преимущественно выросшие из клетчатых сумок «Лужников», город в городе «Черкизон» и местные рынки, рыночки, привокзальные палатки.

Рынки ушли, их место заняли системные ретейл-игроки, по сути клоны западных сетей.

Вот так мы и оглобализировались, и теперь все у нас с Западом одинаковое — от кризисов до товаров, только деньги разные. Пока сильно разные.

А тут в 2014 году грянул затяжной кризис, которого ранее не видывали на земле российской, и все системы затрещали по швам — от финансов до торговли. И оказалось, что господин капиталист строил как-то не так и мы с ним чего-то построили не то. Свечные заводики стали загибаться что на Западе, что у нас. Торговые сети, которые по 100 с лишним лет существовали в США, вдруг исчезли в одно мгновение. За два года в Америке закрылось 11 тыс. магазинов, а открылось только 5 тыс., и разговор идет не о маленьких лавчонках, а крупных универмагах по несколько тысяч квадратных метров!

И вдруг все оказались в исходной точке — точке нуля, из которой можно идти в любую сторону, потому что сбились все ориентиры. Западный, азиатский ретейл также идет на ощупь. Какой смысл в его копировании? Вот в этом сходство с 1990-ми годами! Только на этот раз весь мир оказался в 1990-х, и только для нас с одним отличием: нам нельзя скопировать у других — надо придумывать все самим.

Вы скажете, тревожно дыша: «А как же, как же? .. Ну вот хотя бы взять Amazon». Отличный выбор, скажу я вам, только это далеко не бинго, и вот почему. Скопировать успех очень сложно, особенно такого масштаба и особенно в этом глобализированном мире! Компании, подобные Amazon, — это компании-везунчики по жизни, а по сути компании-пылесосы лишних денег. ФРС (Федеральная резервная система США) с неистовой силой пуляет в мир банкноты, создавая их невероятный избыток, а эти компании просто пылесосят деньги с рынка. Повезло попасть в категорию «пылесоса» — твоя компания растет как на дрожжах. Избыток денег породил компании, которые могут десятилетиями работать в убыток, руша демпингом своих конкурентов и даже целые отрасли, творя свой бизнес за академической ширмой «растущая капитализация».

Копировать Amazon тоже страшно, Безос идет путем проб и ошибок. Сколько его начинаний было неуспешными. По сути, даже интернет-торговля, с которой он начал и на чем продолжает строить свой бизнес, тоже не огонь как летит! Да, он работает на эффекте масштаба, и в то же время он сам признает, что торговое направление является низкомаржинальным бизнесом и поделать с этим уже ничего нельзя. Более половины операционного дохода ему приносят облачные вычисления и размещение рекламы сторонних поставщиков. Совсем недавно Amazon анонсировала выпуск 12 гаджетов, которые так или иначе связаны с его экосистемой, — от настенных часов до микроволновки — с возможностью заказа продуктов. Сколько из этих проектов станут успешными, пожалуй, не возьмется спрогнозировать никто.

Огромные гиганты от Walmart до крупных одежных ретейлеров испытывают серьезные проблемы с падением продаж и в целом со своим будущим. Акции крупнейших компаний, включая даже таких везунчиков, как Apple, падают на фоне этой ситуации.

Есть ли будущее у розничной торговли? Некоторые инвесторы уже стали сомневаться в этом. АФК «Система» назвала ретейл-бизнес сильно рискованным и неперспективным с ее точки зрения. Венчурные инвесторы стали смещать фокус с ретейла на другие отрасли.